Главная arrow Статьи  
27.05.2016
Применение инбридинга при разведении карело-финских лаек Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
06.04.2012

В последние несколько десятилетий в России практически повсеместно происходит изредка мало-мальски упорядоченное, а чаще беспорядочное размножение охотничьих собак. При отсутствии на местах грамотных специалистов по вопросам разведения основным принципом подбора пар при планировании вязок стало отсутствие в видимой части родословной производителей общих предков.

Большинство приверженцев аутбридинга наивно полагают, что таким образом способствуют освежению кровей и расширению генофонда. Действительно, для нормального существования и прогресса породы необходимо определенное генетическое и фенотипическое разнообразие (естественно, в пределах стандарта). Но такое разнообразие при племенном разведении достигается не постоянным перемешиванием имеющейся «каши», а созданием и поддержанием заводских линий и семейств. В каждой породе для успешного совершенствования должно быть не менее 10-15 заводских линий.

Разведение по заводским линиям и семействам - это высшая форма чистопородного разведения, к которой нужно стремиться всегда, если мы занимаемся племенным разведением, а не простым беспорядочным размножением собак.

Семейство - потомки выдающихся сук-родоначальниц, связанные с ними по материнской линии родословной (дочери, внучки и т.д.). Ранее в промысловых районах охотники именно по материнской линии вели отбор лаек, оставляя из поколения в поколение лучших дочерей от сук, зарекомендовавших себя хорошими работницами. И при заводском разведении встречаются выдающиеся производительницы, превосходящие по ценности кобелей. Семейства таких производительниц, дающих однородное высококачественное потомство, играют огромную роль в создании новых линий.

Кровная линия - это группа породистых животных,  происходящая от общего предка родоначальника.

Заводская линия - часть  кровной линии - это группа животных, происходящая от выдающегося родоначальника, по имени которого она и называется, обладающая характерными для нее ценными качествами и особенностями, которые поддерживаются и совершенствуются систематическим, целенаправленным отбором и подбором. Это своего рода «микропорода», имеющая свой стандарт (стандарт линии).

Создание и ведение заводских линий невозможно без применения инбридинга, так как только этим методом достигается закрепление необходимых наследственных качеств. Различают следующие формы инбридинга:

1.     Тесный инбридинг - скрещивание животных,  находящихся в непосредственном кровном родстве (брат - сестра, отец - дочь, мать - сын: II-II; II-I, I-II в родословной).

2.     Близкий инбридинг - скрещивание животных, находящихся в близком родстве (двоюродные братья и сестры, дядя и племянница, дедушка и внучка и т.п.; I-III; II-III; II-II в родословной).

3.     Умеренный инбридинг - скрещивание животных, имеющих общих предков вII-IV колене родословной.

4.     Отдаленный инбридинг - общие предки скрещиваемых животных находятся за пределами четырехколенной родословной (IV-V; V-V; IV-VI).

При достижении определенных целей закрепления в потомстве желательных качеств имеет смысл использовать первые три формы инбридинга. Отдаленный инбридинг не дает каких-либо существенных результатов, особенно в том случае, когда используемые производители не несут в себе тип общего предка. Однако если общий предок является носителем негативных качеств, то следует избегать даже отдаленных вынужденных инбридингов с ним.

Н.А. Ильин описывает опыт, при котором уже 3-4 поколения инбридинга у крыс дали резкое снижение жизнеспособности и плодовитости, появление большого количества уродств. Но при сравнении в контрольной группе животных, живших в тех же условиях, но происходящих от неродственных скрещиваний, были выявлены точно такие же признаки «вырождения». Как только условия содержания и питания подопытных и контрольных крыс были улучшены, сразу исчезли и признаки дегенерации в обеих группах животных и не проявлялись вновь на протяжении более 25 поколений.

При анализе результатов родственного (55 пометов) и неродственного (70 пометов) разведения карело-финских лаек были выявлены  аналогичные результаты  (Таблица  1).

 Причем частота проявления различных врожденных аномалий (волчья пасть, изломы хвоста, летальные аномалии, приводящие к смерти в течение первой недели после рождения) в родственных (инбредных) вязках оказалась ниже. Анализ частоты появления аномалий по годам (период наблюдения с 1994 по 2009 годы) обнаружил, что этот показатель не одинаков в разные годы.

Так в 2007-2009 годах зафиксировано 11 случаев гибели щенков в течение первой недели после рождения, что составляет 57,89% от общего количества случаев такой аномалии. Причем только один щенок из 11 происходил от инбредной вязки.

Случаи рождения щенков с волчьей пастью наблюдались в 1999 году - 1 (инбредная вязка); в 2004-2005 годах - 5 случаев (2 от инбредных вязок, 3 от аутбредных вязок), что составляет 62,5% общего количества собак с данной аномалией. В 2006 и 2007 годах родилось по 1 щенку с волчьей пастью, оба они происходили от аутбредных вязок.

Случаи рождения щенков с изломами хвоста наблюдались по одному в 1996, 1998, 1999 и 2002 годах (2 щенка происходили от аутбредных вязок). В период с 2004 по2006 годы зафиксировано 5 случаев рождения таких щенков (4 - от аутбредной и 1 от инбредной вязки), что составляет 41,67% от общего количества собак с данной аномалией. В 2009 году родилось 3 таких щенка (25%) - все от неродственных вязок.

Анализ случаев рождения аномальных щенков и их происхождения не выявил какой-либо зависимости частоты появления аномалий от происхождения. Вероятно, на частоту появления аномалий в большой степени оказывают влияние какие-то внешние факторы.

 

Таблица 1. Результаты применения инбридинга и аутбридинга при разведении карело-финских лаек 1994-2009 гг.

Метод разведения

Инбридинг

Аутбридинг

Получено

Кол-во

%

Кол-во

%

Пометов

55

 

70

 

Щенков

196

100

276

100

Кобелей

105

53,57

153

55,43

Сук

91

46,43

123

44,57

Плодовитость

3,56

 

3,94

 

Аномалии:

Волчья пасть

3

1,53

5

1,81

Изломы хвоста

3

1,53

9

3,26

Летальные (кроме волчьей пасти)

4

2,04

15

5,43

Известна зубная формула

80

40,82

83

30,07

Зубная формула полная

66

82,5

64

77,11

Отсутствуют премоляры

14

17,5

19

22,89

 

Высокая частота встречаемости аномалий в неродственных вязках - это следствие того, что в результате систематического аутбридинга аномальные гены настолько широко распространились в породе, что практически невозможно найти производителей гарантировано свободных от порочной наследственности. Не нашло своего подтверждения и распространенное мнение, что инбридинг отрицательно сказывается на плодовитости. Несколько более низкая плодовитость при инбредных вязках (Таблица 1) может быть объяснена тем, что большое число инбредных вязок было проведено с пожилыми суками, когда происходит естественное снижение плодовитости. Для более детального изучения этого вопроса был произведен сравнительный анализ плодовитости 19 инбредных сук (53 помета -209 щенков) и 20 сук, полученных в результате неродственного разведения (72 помета - 267 щенков). Средняя плодовитость инбредных сук составила 3,94 щенка, аутбредных сук - 3,71 щенка. Результаты анализа плодовитости при инбредных и аутбредных вязках приведены в таблице 2.

 

Таблица 2. Плодовитость инбредных и аутбредных сук карело-финских лаек

 

Получено

Инбредные суки (19)

Аутбредные суки (20)

Вязки

инбредные

аутбредные

инбредные

аутбредные

Пометов

25

28

30

42

Щенков

93

116

104

163

Средняя плодовитость

3,72

4,14

3,46

3,88

 

Некоторые авторы утверждают, что инбридинг способствует появлению большого числа неполнозубых собак. Это утверждение также было опровергнуто результатами нашего исследования (Таблица 1) - среди собак, полученных в результате инбридинга, полнозубыми оказались 82,5%, среди аутбредных - 77,11%. Анализ количества отсутствующих премоляров (Таблица 3) показал следующее: у тех и других собак чаще отсутствует один премоляр, отсутствие двух премоляров чаще встречается у инбредных собак, а отсутствие трех премоляров – у аутбредных.

 

Таблица 3. Анализ количества отсутствующих премоляров в зависимости от метода разведения

Метод разведения

Инбридинг

Аутбридинг

Количество отсутствующих премоляров

Кол-во

%

Кол-во

%

1 премоляр

8

57,14

12

63,16

2 премоляра

5

35,71

4

21,05

3 премоляра

1

7,14

3

15,79

Всего

14

100

19

100

 

Был проведен также сравнительный анализ результатов применения инбридинга различи степеней: тесный инбридинг -12 пометов, близкий инбридинг - 19 пометов, умеренный инбридинг 24 помета (Таблица 4).

 

Таблица 4. Результаты применения инбридинга различных степеней

Степени инбридинга

Тесный

Близкий

Умеренный

Получено

Кол-во

%

Кол-во

%

Кол-во

%

Пометов

12

 

19

 

24

 

Щенков

40

100

73

100

83

100

Кобелей

22

55,45

38

52,05

45

54,22

Сук

18

 

35

47,95

38

45,78

Плодовитость

3,33

 

3,84

 

3,46

3,46

Аномалии:

Волчья пасть

-

 

2

2,74

1

1,2

Изломы хвоста

-

 

3

4,11

 

 

Летальные (кроме волчьей пасти)

-

 

3

4,11

1

1,2

Известна зубная формула

23

57,5

32

43,84

25

30,12

Зубная формула полная

19

82,61

26

81,25

21

84,0

Отсутствуют премоляры

4

17,39

6

18,75

4

16,0

 

С применением различных степеней инбридинга получены следующие собаки:

Тесный инбридинг:

• на п.ч.,ч.Весту 1843/95 в степени II – II, IV, V получены: Арсик 2506/08, Урс 2505/08, Арса, Плутиша, Кася 2508/08 Червякова А.В, Фарафоновой Т.В., Арамис Панкина С.А., Гек 2454/07 Габова В.А., Шуша Забродина А.М., Ярый 2296/04 Панькова Я.И., Норис 2390/05 Егорова С.Б., а также показавшие наивысшие результаты:

Найк-Батыр 2339/05 Давыдова И.П. - экстерьер «отлично», дипл. I гл, I кун, III б, 2-III к, III м, 2-III барсук. Чемпион IV-ой открытой выставки лаек охотничьих пород Клуба «ЛАЙКА» 2007 г. Чемпион 115 Московской областной выставки охотничьих собак 2008 г. Чемпион 15 Московской областной зимней выставки лаек 2009 г.

Плута 2295/04 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. - экстерьер «отлично», дипл. I гл, I кун, 4-I барсук, II тет, II н, 2-II м/п, 4-II барсук, III б, III кун, III к, III к/п, III м, 2-III м/п, III кр.сл., III барсук. Чемпион 73-ей Татарской республиканской выставки охотничьих собак 2007 г. Чемпион 10-ой Юбилейной Межрегиональной выставки «Лайка - 2009». Чемпион 1-ой Удмуртской региональной зимней выставки лаек и гончих 2009 г. Чемпион 54-ой Удмуртской республиканской выставки охотничьих собак 2009 г. Полевой победитель по подсадному медведю в паре с Вестом 2224/03 на II-х и III-их Межрегиональных комплексных состязаниях карело-финских лаек 2005, 2006 гг.

К-Мася 2449/07 Безруковой Е.М. - экстерьер «отлично», дипл. II б, III к, III барсук, 3-III к/п.

Кася 2508/08 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. - экстерьер «отлично», дипл. III гл, III барсук. Лучшая сука породы на 1-ой Удмуртской региональной зимней выставке охотничьих лаек и гончих 2009 г.

Урс 2505/08 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. - экстерьер «отлично», дипл. III гл, 2-II барсук. Лучший представитель породы на 10-ой Юбилейной Межрегиональной выставке «Лайка - 2009» и 54-ой Удмуртской республиканской выставки охотничьих собак 2009 г..

• на п.ч.,ч.Веста 2224/03 в степени II – I получены: Ясень 2453/07 Шашева О.Н., Ясная Завгороднего В.В., а также:

Ярило 2433/07 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. - экстерьер «отлично», дипл. II гл, III н, I барсук.

 

Близкий инбридинг:

• на п.ч.,ч.Весту 1843/95 в степени I - III, IV получены: Вереск 2266/04 Мельникова А.В., Фина 2268/04 Ермакова А.К., Фортуна 2183/02 Очеева Н.И., а также:

Вест 2224/03 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. - экстерьер «отлично», дипл. I хорь, 8-I барсук, II гл, II кун, II н, 2-II м/п, III б, III тет, 4-II барсук, II кр.сл., III к, 2-III к/п, III м/п, III барсук. Полевой чемпион по вольерному барсуку на III-их Удмуртских республиканских комплексных состязаниях молодых охотничьих лаек, посвященных памяти эксперта-кинолога В.И. Сафронова, 2004г. Полевой победитель по подсадному медведю в паре с Плутой 2295/04 на II-х и III-их Межрегиональных комплексных состязаниях карело-финских лаек по подсадным видам, г.Ижевск 2005, 2006 г. Чемпион и Лучший представитель породы на 60-й Кировской областной выставке охотничьих собак 2005 г. Чемпион 51-ой и 54-ой Удмуртских республиканских выставок охотничьих собак 2006 г. и 2009 г., 55-ой Башкирской республиканской выставки охотничьих собак 2006 г. Чемпион 10-ой Юбилейной Межрегиональной выставки «Лайка - 2009». Чемпион, Лучший кобель породы и Лучший производитель на 1-ой Удмуртской региональной зимней выставке охотничьих лаек и гончих 2009 г.

Веста-IV 2238/03 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. - экстерьер «отлично», дипл. II гл, II тет, 3-I барсук, III м, 4-III барсук, III кр.сл. Чемпион 51-ой Удмуртской республиканской выставки охотничьих собак 2006 г.

• на п.ч.,ч.Весту 1843/95 в степени III – II получены: Айка 2273/04 Кузнецова В.К., Улька Грязевой О.С., а также:

Тайфун 2240/03 Саргина В.Г. - экстерьер «отлично», дипл. I гл, II гл, II к, 5-II барсук, 7-III м, III б, 3-III к, 2-III барсук. Полевой победитель по комплексу I-х состязаний карело-финских лаек Приурало-Волжского региона по подсадным видам 2003 г., II-х и III-х Удмуртских республиканских состязаний молодых лаек, памяти эксперта-кинолога В.И.Сафронова 2003 и 2004 гг., II-х Межрегиональных комплексных состязаний карело-финских лаек 2005 г. Приз за лучшую работу по вольерному кабану на III-их Удмуртских республиканских комплексных состязаниях молодых охотничьих лаек по подсадным видам, памяти эксперта-кинолога В.И. Сафронова, 2004 г.

• на п.ч.,ч.Весту 1843/95 в степени III – II, IV, V получены: Мишук Баранова А., Веста-V и Верба Червякова А.В., Фарафоновой Т.В.

 

В результате проведенной работы сформировано семейство п.ч.,ч.Весты 1843/95 Червякова В.Н. Наиболее яркими представительницами этого семейства являются: ч.Веста-IV 2238/03, Кася 2508/08, Веста-V и Верба Червякова А.В., Фарафоновой Т.В., Варька 1974/98 Останина В.А., ч.Айка 1979/98 Потокера Р.Р., Войка Яндулова Д.В., Финна 2268/04 Ермакова А.К., Фортуна 2183/02 Очеева Н.И., К-Мася 2449/07 Безруковой Е.М. Характерные особенности экстерьера данного семейства: средний рост (41-43 см), сухой-крепкий тип телосложения; формат, приближающийся к квадратному; собаки хорошо одеты, подшерсток густой; голова правильных породных линий (при взгляде сверху приближается к равностороннему треугольнику) – не грубая, не тяжелая и не облегченная (излишне сухая), скулы хорошо выражены, глаза среднего размера в умеренно косом разрезе век, не круглые и не выпуклые, уши небольшие высоко поставленные; шея из-за хорошо развитой муфты визуально кажется коротковатой, спина недлинная прямая, грудная клетка хорошо развита, объемная; конечности правильного строения, углы сочленения достаточно выражены; хвост в нетугом кольце. Носителями типа данного семейства являются кобели Норис 2390/05 Егорова С.Б., Вук Сельницкого А.Г., Вереск 2266/04 Мельникова А.В., Мишук Баранова А., Аякс Халилова Р.Ш., Вест 2224/03, Ярило 2433/07, Урс 2505/08 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В.

Начато формирование семейства ч.Весты-II 1976/98 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. Отличительными особенностями данного типа являются: рост выше среднего (43-45 см), визуально чуть растянутый формат, высоко поставленная длинная шея, хорошо выраженные углы сочленения конечностей, что дает возможность красивых, размашистых движений на рыси. Данному типу соответствуют Наара 2132/01 Целоусова С.В., Ася 2337/05 и Арса Червякова А.В., Фарафоновой Т.В., Огнежка Позняка С.В. Носителем типа данного семейства является Арсик 2506/08 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В., что может быть использовано для закрепления типа данного семейства, а также для закладки и формирования его линии.

Планируется формирование семейства п.п.,ч.Плуты 2295/04 и Плутиши Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. Характерными отличительными особенностями этих собак являются оригинальная манера работы, легкость, энергичность и феноменальная выносливость. Экстерьер: средний рост (41-43 см), сухой-крепкий тип телосложения, формат, приближающийся к квадратному, высоко поставленная шея, шерстный покров плотный, «стоячий», недлинный (длина ости ненамного превышает длину подшерстка).

Заложено основание линии п.ч.,ч.Веста 2224/03 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. Типичными представителями этой линии являются: Норис 2390/05 Егорова С.Б., Арамис Панкина С.А., Мишук Баранова А, Аякс Халилова Р.Ш., Ярило 2433/07 и Урс 2505/08 Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. Все они получены методом инбридинга, направленного на закрепление типа матери основателя линии п.ч.,ч.Весты 1843/95 Червякова В.Н.

Известно, что инбредные производители более препотентны по сравнению с аутбредными, то есть более стойко передают свои качества потомкам. В этом легко убедиться на примере п.ч.,ч.Веста 2224/03. В вязках с разными суками, порой очень значительно отличающимися от него по типу, он дал достаточно однотипное высокопородное потомство, узнаваемое на любом ринге по характерным линиям головы: Норис 2390/05 Егорова С.Б., Арамис Панкина С.А., Мишук Баранова А, Аякс Халилова Р.Ш., Ярик Перевозчикова, Вук Сельницкого А.Г., К-Мася 2449/07 Безруковой Е.М., Муха Шарова М.А., Ярило 2433/07, Арсик 2506/08, Арса, Тангера, Урс 2505/08, Кася 2508/08, Веста-V и Верба Червякова А.В., Фарафоновой Т.В. и многие другие. Инбредные сыновья п.ч.,ч.Веста 2224/03 «работают» улучшателями в разных регионах России, стойко передавая потомкам тип своего отца.

Фотографии и более подробные сведения о карело-финских лайках, упомянутых в данном исследовании, можно найти на сайте: http://www.arsik.ru/.

 

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1.     Продуманный, спланированный инбридинг не приводит к снижению плодовитости, появлению большого количества аномалий и неполнозубых собак.

2.     Грамотное применение инбридинга позволит в значительной степени освободить наши породы от груза  порочных генов,  которые в  настоящее  время продолжают свое  триумфально* закамуфлированное шествие в генотипах наших собак, снова и снова выщепляясь в вязках неродственных производителей.

3.     Необходимо восстанавливать практику грамотного, продуманного, планового разведения охотничьих собак по линиям и семействам. Это позволит нам сохранить и продолжить лучшие качества наших собак, будет способствовать прогрессу и совершенствованию пород, позволит получать стабильные прогнозируемые результаты.

4.     Для организации племенной работы необходимы кинологи-селекционеры, способные проанализировать сложившуюся ситуацию, родословные собак и спланировать разведение направленное на создание заводских линий и семейств.

5.     Повышению грамотности в вопросах племенного разведения могли бы способствовать научино-практические семинары  и  конференции,  которые должны стать  традиционными, а также публикация научных, исследовательских и методических материалов по вопросам разведения на сайте ВНИИОЗа.

 

Список литературы:

Войлочников А. Т., Войлочникова С. Д. Охотничьи лайки. М.: Изд. МЦ «Аспект», 1992.272 с.

Красота В. Ф., Лобанов В. Т. Разведение сельскохозяйственных животных. М.: Колос, 1976.414 с.

Цигельницкий Е. Г. Инбридинг // Вестник РКФ. 2003. № 7 (46).

 

 

Фарафонова Т.В., Эксперт-кинолог Первой категории по породам и Второй категории по испытаниям охотничьих лаек, Вице-председатель МООО «Клуб любителей карело-финской лайки «АРСИК», г. Ижевск,

Храмов А.Ф., к.б.н., доцент, эксперт-кинолог Первой категории по породам и испытаниям охотничьих лаек, г. Ижевск

 

“Современные проблемы охотничьего собаководства.”

 Материалы 2-ой Международной научно-практической конференции (25-28 мая 2009 г, г.Киров)

 
НАТАСКА ЛАЕК ПО БЕЛКЕ Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
13.03.2012

Успешно охотиться с лайкой можно лишь тогда, когда она хорошо обучена элементам работы, необходимым при охоте. Желательно нахаживание или натаску лаек производить в воз- расте от шести-семи месяцев до полутора лет. Лучший объект для натаски - белка. При работе по белке у лайки наиболее полно проявляются ее основ- ные качества: охотничья страсть, чутье, вязкость, манера поиска, характер облаивания, слежка, голос, послушание и отношение к убитому зверю. Собаку, хорошо работающую по белке, в дальнейшем можно легко, обучить охоте по многим другим видам животных. 
Не следует начинать притравливать молодых собак, особенно в одиночку, по крупному зверю. Не имея необходимого опыта и не обладая полной силой, они нередко попадают под удар копыт, когтей или клыков и, если остаются живы, в дальнейшем не хотят работать по опасным для них животным. 
В довоенное время, когда пушной промысел имел несравнимо большее значение, чем сейчас, а поголовье местных лаек находилось в удовлетворительном состоянии, приучали их к охоте в процессе промысла. 
Лучшим временем для натаски лаек следует считать первые недели осенне-зимнего периода охоты на пушных зверей, когда еще отсутствует снежный покров и белке много ходит по земле. Конечно, к этому времени молодая собака должна твердо усвоить основы первоначального обучения, быстро приходить на зов хозяина, строго выполнять команды "ко мне", "нельзя", "голос" и некоторые другие, не бояться ходить в лесу, уметь достаточно часто проверять местонахождение своего хозяина. 
Молодую лайку лучше всего натаскивать в невысоких чистых сосновых борах, лиственничниках или в среднесомкнутых елово-сосновых насаждениях, где ее работа хорошо видна на значительном расстоянии и владелец может руководить действиями своей собаки. В таких угодьях обычно достаточно белки осенью в годы ее высокой м средней численности. 
Плохо не только натаскивать лаек, но и охотиться с ними в старых, густых, высокоствольных ельниках, пихтачах и кедровниках, особенно в годы невысокой численности белки, когда зверьки затаиваются в кроне деревьев и их часто невозможно оттуда выпугнуть. 
Основная задача натаски молодой собаки заключается в том, чтобы она научилась находить белок, точно облаивать их, а также не утаскивать и не поедать отстрелянных зверьков. 
На первых порах, для ускорения обучения лайки, можно использовать опытную старую собаку, которая хорошо работает по белке. Молодая лайка в силу инстинкта начинает подражать старой - искать зверьков и облаивать их. Однако такой способ натаски имеет и отрицательные стороны, так как молодая собака нередко перенимает нежелательные методы работы прыгает на ствол дерева или царапает его, грызет, а также начинает надеяться на старую собаку и в дальнейшем труднее привыкает работать самостоятельно. Начав работать самостоятельно, лайка, натасканная с опытной собакой, очень часто подваливает на голос других собак, облаивающих зверька или птицу. Из-за этого охотнику приходится затрачивать много времени на отзыв своей собаки. При обучении с опытной собакой у молодой лайки нередко вырабатывается один из очень серьезных пороков в работе утаскивание и поедание отстрелянного зверька. Молодая собака, схватив упавшего зверька и, находясь и этот момент в сильном возбуждении, обычно убегает, чтобы старая не отобрала ее добычу. Команды хозяина в таких ситуациях в большинстве случаев бывают бессильны. Впоследствии такой порок трудно искоренить. 
При натаске молодой лайки в одиночку часто приходится наблюдать, как находящаяся в поиске собака в конце концов обнаруживает на земле белку и с лаем загоняет ее на дерево. Зверек, устроившись на сучьях, обычно сидит неподвижно, нередко прямо на виду у лайки, Не видя двигающегося зверька, она прекращает облаивание и начинает суетливо вертеться под деревом, обнюхивать следы белки, отбегать в сторону и возвращаться обратно. 
Охотник в это время должен осторожно подойти к месту облаивания и, внимательно наблюдая за действиями собаки, тщательно осмотреть дерево. Не следует слишком торопиться оказы- вать помощь. Лишь когда будет замечено, что собака потеряла интерес к запаху следов белки и начинает далеко отходить от дерева, на котором сидит зверек, охотник должен прийти на помощь. 
Если охотнику удалось обнаружить белку, затаившуюся на дереве с густой кроной, то ее лучше сразу отстрелять: Попытки перегнать зверька на другие деревья, чтобы начать отрабатывать у лайки слежку, в большинстве случаев ни к нему не приводят, так как спугнутая белка крепко затаивается в верхней части кроны и в дальнейшем ничем не проявляет себя, а собака не видит никакого результата своей работы. 
В случае когда белка затаилась на хорошо просматриваемом дереве, растущем среди негустых насаждений, нужно попытаться стронуть зверька и погонять его по кронам деревьев, одновременно притравливая собаку. Для выпугивания затаившегося зверька желательно иметь резиновую рогатку с запасом камней. Обстреливая крону дерева камешками, можно заставить белку либо пошевелиться, либо перепрыгнуть на: другое дерево. Кроме этого, звуки от удара камешков о ствол или ветки дерева привлекают внимание собаки и она начинает более внимательно следить за кроной дерева. Однако этот способ имеет существенный недостаток. Иногда, заслышав звук упавшего на землю камешка, собака бросается разыскивать его, прекращая наблюдение за местом нахождения белки. 
Погоняв вместе с собакой идущую верхом белку, нужно отстрелять ее. Упавшего зверька молодая лайка обычно хватает и треплет. Однако не следует давать собаке трепать убитую белку слишком долго. Это может перейти в нехорошую привычку. Спокойно по- дойдя и отобрав убитого зверька, нужно похвалить собаку и дать ей лакомство, а затем полезно еще раз притравить по стрелянной белке собаку, добиваясь от нее в первую очередь хорошей отдачи голоса; Для этого к зверьку привязывают длинную бечевку, которую перекидывают через сук дерева и подтягивают к нему белку, подергивая ее, отдают команду "голос". Добившись требуемого результата, можно выстрелить в воздух и, одновременно отпустить бечеву, дав собаке повторно немного потрепать зверька. 
Несколько подобных уроков и молодая лайка поймет, что от нее требуется. Теперь с нею можно уже охотиться, высокое мастерство придет в процессе тренировки и опыта. Конечно, охотник постоянно должен внимательно смотреть за работой собаки, пресекая сразу не- желательные действия и поощряя нужные для успешной охоты. Некоторые охотники в качестве поощрения используют теплую, только что добытую тушку белки. Мы не рекомендуем этого делать при натаске молодой лайки, так как впоследствии собака может приучиться пожирать зверьков в меху и от этого ее сложно будет отучить. Собаку можно поощрить маленьким кусочком лакомства, привычного для нее. Но лучше поощрять голосом; поглаживанием, лаской, давая при этом собаке понюхать добытого зверька, но не разрешая выхватывать его из рук. 
Иногда встречаются излишне возбудимые и к тому же плохо обученные лайки, которые, схватив упавшую на землю белку, стремятся убежать с ней при приближении охотника. Охотник никогда не должен бежать в таких случаях за собакой, нужно спокойно подозвать ее. Если лайка сразу не подходит, рекомендуется сесть или даже отойти немного в сторону и позвать ее. Когда собака подбежит к владельцу, ее надо взять на поводок и приласкать, о затем спокойно подобрать брошенную белку. Если же лайка и в последующем делает попытки убе- гать с убитой белкой и жевать ее, то нуж- но наказать собаку. Однако наказание не должно быть жестоким, иначе лайку можно испортить; она станет уходить от облаянной белки, заслышав шаги охотника. Вообще же вежливое, спокойное отношение к убитому зверьку не является каким-то особым свойством лайки, а бывает следствием ее воспитания и обучения. Даже собака с возбудимым характером, если она предварительно была хорошо обучена, никогда не утащит и не съест отстрелянную белку, а бросит схваченного зверька по первому приказу владельца. 
Часто молодые лайки, сильно возбуждаясь при виде зверька, пытаются заскочить на дерево или грызут сучья. Это большой порок в работе собаки, так как напуганная белка крепко затаивается и охотнику трудно добыть ее. Чтобы сразу пресечь подобные действия собаки мы в сваей практике прибегали к следующему приему, Неторопливо подойдя к месту облаивания, срывали легкую веточку с дерева, на которое лаяла собака, или с растущего рядом, и, легко похлопывая веточкой по морде собаки, спокойным, но строгим голосом говорили что-либо вроде "АЙ- яй-яй" или "что ты делаешь?". При этом никогда не употреблялась команда "нельзя". Подобный прием обычно давал положительные результаты. 
При натаске молодой лайки охотник должен быть предельно внимательным и спокойно реагировать на нежелательные действия собаки. На нее ни в коем случае нельзя кричать и тем более жестоко наказывать. Все ее необходимые действия следует обязательно поощрять лаской, голосом или лакомством. Недостатки в элементах работы сразу же нужно исправлять, однако обращаться с собакой надо мягко. 
От охотника, натаскивающего свою молодую лайку, многое зависит, но большое значение имеют способности и наклонности собаки. Бывают лайки со склонностью к работе по красному зверю или по крупным копытным животным. Многие из них становятся пре- красными зверовыми собаками, 
Иногда встречаются лайки, которые долго не принимаются работать по белке, хотя их длительное время натаскивают и в одиночку и в паре с другой, хорошо работающей собакой. Но в какой-то момент у этой лайки вдруг прорезается охотничья страсть и она начинает хорошо искать и облаивать белок. Толчком к проявлению охотничьей страсти могут быть различные причины. Как-то нам пришлось натаскивать одну такую собаку. Более месяца мы ежедневно бродили с нею по лесу. У нее был широкий, быстрый поиск, нередко, при поиске, в паре с хорошей бельчатницей, она подходила на ее лай, но сама оставалась равнодушной и не проявляла никакого интереса к най- денным белкам. У нас уже сложилось мнение об этой лайке, что либо она не имеет охотничьей страсти, либо просто глупа. Но однажды все изменилось, Как-то вечером мы отправились соби- рать грибы. Взяли с собой эту глупую лайку и кобеля, который хорошо работал и по белке, и по птице. В одном месте, совершенно нетипичном для обитания белки, кобель залаял. Полагая, что он лает на глухаря, мы осторожно подошли, но вместо птицы увидели на осине белку. Мы ее отстреляли (у нас имелось разрешение) и, положив ее в корзину, отправились дальше. Глупая лайка больше не уходила в поиск, а все время шла сзади и принюхивалась к корзине. На следующий день мы уезжали домой и поэтому рано утром опять решили собрать немного грибов. На этот раз пошли только с одной "глупой" лайкой, полагая, что раз она не ищет белок, то не будет отвлекать нас от сбора грибов. Мы пробыли в лесу немногим более часа. За это время собака нашла и точно облаяла шесть белок, работая столь уверенно, что создавалось впечатление, что это очень опытная, давно работающая лайка. Грибов в тот раз мы почти не собрали, зато были полностью удовлетворены действиями собаки. 
Какой толчок заставил собаку проявить охотничью страсть, таившуюся у нее? Ведь при ней и раньше отстреливали белок, но она оставалась равнодушной. 
Приступая к натаске своей молодой лайки, охотник должен быть терпеливым и наблюдательным, учитывать не только ее чутье, крепость сложения и быстроту хода, но и наклонности, сообразительность, особенности поведения. Если лайка с раннего возраста привязана к своему хозяину, имеет с ним тесный контакт и охотно выполняет его приказания, то натаска такой собаки не вызывает особых затруднений. Если же в начальном этапе натаски у собаки не проявляется охотничья страсть, не следует выносить поспешных решений об ее охотничьих свойствах. 

А.ВОЙЛОЧНИКОВ, 
старший научный сотрудник ВНИИОЗ имени 
проф.В.М.Житкова, 
эксперт республиканской категории 

© Охота и охотничье хозяйство 1982 - 8

Современное состояние охотничьего лайководства, полевая работа с собаками оставляют желать лучшего. Судя по ответам судей, проводивших полевые испытания и состязания лаек по белке и за редким исключением по кунице, лаек, получающих дипломы, очень немного. Мне пришлось два раза быть председателем экспертной комиссии на состязаниях лаек по пушному зверю, проводимых Росохотрыболовсоюзом. Организованы эти состязания были отлично. Но должен отметить, что наряду с командами, достаточно хорошо подготовленными и получившими на состязаниях высокие дипломы и первые места, были и явно слабые команды, а отдельные общества охотников вообще не выставили собак. Одна из причин тому - малое количество или отсутствие полевых лаек, которых можно показать. Были породные лайки, с хорошими рабочими задатками, но плохо натасканные. Отсюда и невысокие дипломы или вообще отсутствие расценок. Подобное можно видеть и на других состязаниях и испытаниях. А ведь белка - тот пробный камень, на котором проверяются чутье лайки, слежка, вязкость, быстрота хода и многое другое. Мешают нам вырастить хороших собак разные причины. Но самая главная - неумение владельцев натаскивать лайку. У нас, к сожалению, мало издают охотничьей литературы, в которой молодой лайчатник может получить сведения по натаске или нахаживанию лайки и использовать их при воспитании своего питомца. В дальнейшем все это ведет к неполному раскрытию полевых задатков молодой собаки, к ее очень ограниченному использованию, а чаще просто к гибели ее полевых достоинств. В будущем все эти собаки не могут быть использованы ни в племенной, ни в полевой работе. 

Конечно, не надо рассматривать эту статью как панацею от всех бед, подстерегающих охотника-лайчатника на его пути в натаске молодой собаки. Мы хотим дать некоторые советы, поделиться опытом. Но прежде чем начать разговор о полевой работе с лайкой, нужно немного сказать о выборе щенка. В обществах охотников, где есть секции охотничьего собаководства и ведется племенная работа, выбрать щенка помогут специалисты-кинологи или опытные охотники. Там, где есть возможность, берите щенка только с родословной, от проверенных рабочих родителей и лучше от лаек-бельчатниц, так как от них легче вырастить рабочую лайку-бельчатницу. 


Щенка нужно брать в месячном возрасте или чуть старше. Воспитанием должен заниматься тот, кто будет натаскивать и охотиться с собакой. 


От личных симпатий зависит, какую лайку выберет охотник. По белке работают лайки всех пород, но статистика утверждает, что раньше принимаются работать по белке русско-европейские лайки. Однако это нисколько не умаляет рабочие качества лаек других пород. Но следует отметить, что при правильной натаске быстроспелые русско-европейские лайки уже к году хорошо работают по белке, затем в дальнейшем, с приобретением опыта, будут более склонны к пустым полайкам и не из-за того, что у них плохое чутья, а из-за горячности, возбудимости, охотничьей страсти. 


Натаска, или нахаживание, молодой лайки - дело нелегкое, требует от охотника хороших знаний, но доставляет ему много радости. На его глазах от одного выхода и другому все больше раскрываются охотничьи данные молодой собаки. Если есть возможность, то начинать натаску нужно пораньше. Во всяком случае с трех-четырех месяцев щенка полезно знакомить с лесом, хотя, возможно, это и будет связано с определенными трудностями. 


Охотничьи угодья, где начинают натаскивать лайку, не должны быть трудными. Хорошо, если белка держится в молодых сосновых лесах, где есть тропы и просеки, лесные дороги. Выходите в лес рано утром, чтобы попасть на свежую жировку, на переходы белки по земле, когда ее встреча с лайкой более вероятна. Для развития у щенка правильного поиска нужно знать лес и хорошо в нем ориентироваться. Поиск и манера работы лайки являются одним из факторов добычливости, поэтому на них надо обращать самое серьезное внимание. В первое время молодая лайка не будет далеко уходить от ведущего, но пробуждающаяся охотничья страсть с каждым выходом будет уводить лайку в лес все дальше, она будет все заинтересованней и увлеченнее относиться к окружающим ее запахам и лесным звукам, Даже если первое время молодая лайка в поиске будет находиться не глазах у ведущего, это не должно его смущать. Наткнувшись на свежую жировку, щенок, как правило, голоса не отдает, поэтому хорошо, когда он на глазах и видно, как начинает разбирать жировку: делает небольшие круги, подходит к дереву, нюхает его, пытается подняться передними лапами на ствол, иногда тихо поскуливает, но от дерева не отходит. Спешить к нему не надо. Пусть сам разбирается. В данном случае у лайки, кроме чутья, развивается вязкость, и все это только в пользу натаски. Выждав какое-то время, можно подойти к дереву, где запал зверек, и, приободрив собаку, постараться показать ей белку. 


Должен отметить, что получается это далеко не всегда, в еловых лесах белку высмотреть трудно. В таких случаях нужно сперва самому выяснить, где находится зверек, и приложить все усилия, чтобы показать его лайке. В это время щенок может отойти от дерева. Для него белка пока не существует, а есть запахи, которые она оставила на земле и в кроне дерева и которые он выделил как более пахучие из массы других, заставивших его остановиться. Натаснику нужно иметь выдержку и вернуть лайку, так как она не всегда понимает, что зверек в кроне дерева, наверху. В самом начале натаски нужно обязательно показать белку, и если этого не получается и белка остается на дереве, уходить и уводить лайку сразу в дальнейший поиск не следует. Обязательно покажите щенку, что тот запах, который он разбирал на жировке, единственно правильный и исходит от белки, 


Не следует для выпугивания зверька применять рогатку. Летящие камушки будут создавать ненужный шум в кронах деревьев и отвлекать щенка. Можно и нужно пользоваться колотом, от которого дерево содрогнется и заставит белку пошевелиться и перейти на другую лесину. Не всегда в первые выходы в лес это получается, процесс нахаживания требует определенного времени. Применяют в этом деле и опытную лайку-бельчатницу, хотя не всегда молодая собака будет уходить в поиск так далеко, как старая, будет возвращаться к хозяину, а заслышав полайку, поспешит на голос работающей бельчатницы, не показывая самостоятельности в работе, не проявляя чутья. 


Но несколько выходов в лес с другой лайкой полезны, особенно когда белка будет хорошо идти вершинами деревьев и молодая лайка поднимет голову, поняв, где находится зверек. Дальше продолжать натаску нужно с одной молодой лайкой, отрабатывая манеру поиска. От того, какой он, будет зависеть добычливость лайки на охоте. С молодой собакой избегайте хождения по тропам, по лесным дорогам, по просекам, старайтесь держаться белиньих мест и, когда лайка пошла в поиск в одну сторону, сами идите в другую, расширяя поиск, дайте больше возможности для встречи со зверьком. 


Важную роль играют угодья. Мы говорили о натаске в сосновых борах, где легче увидеть зверька, значительно легче отработать слежку. Часто приходится на испытаниях и даже на состязаниях лаек видеть, как один ведущий пускает лайку в темные хвойные леса, да еще и растущие на кромках болот, другой же придерживается высоких мест, разреженных просеками и опушками и покрытых утренним солнцем. Результаты получаются разные. 


Нужно точно знать, где может находиться и жировать белка в данное время, и спокойно наводить туда лайку. Опытные охотники делают это превосходно, незаметно приводят лайку в угодья, где она начинает разыскивать белок одну за другой, показывая блестящие рабочие данные. Но для молодой собаки, о которой мы говорим, это еще впереди. Собака быстро запоминает, в каких угодьях надо искать белку. С годами же сообразительность усилится. Поэтому при натаске покажите ей нужные места. 


В нахаживании лаек есть ряд приемов, которые носят искусственный характер, но пользу приносят большую. Берут тушку недавно добытой белки, дают лайке ее понюхать, затем делают потаск по земле (метров 150 - 200). Выбрав небольшое дерево, к нему ведут запах зверька, ствол дерева натирают тушкой белки, делая как бы вход зверька, и оставляют белку на дереве привязанной за веревку, конец которой находится в руках другого охотника, стоящего за укрытием. Молодая лайка всего этого не видит, она далеко в стороне, откуда ее напускают в свободный поиск, незаметно наводя на оставленные по земле запахи. Лайка быстро находит их и начинает разбирать жировку. Для чутьистой собаки не составляет большого труда отыскать дерево, где находится тушка белки. Подбежав, она делает круги по свежему запаху, точно отмечает дерево. В это время тушку опускают вниз. Увидев зверька, щенок начинает поднимать голову, обнаруживает белку. Ведут себя собаки в этих случаях по-разному. Более возбудимые стараются допрыгнуть до зверька, начинают скулить. Другие относятся к нему менее азартно. Натасчик голосом подбадривает щенка, знакомит его с белкой, с ее запахами. Когда собака разлается, необходимо быть радом и, оглаживая ее, потихоньку спускать белку с дерева. Тут нужно быть очень осторожным - дать лайке схватить зверька и в то же время следить, чтобы она не попортила шкурку. Подавайте строго-поощрительные команды, так как здесь, кроме чутья, мы отрабатываем отношение к добытой пушнине. Оба эти качества являются главными для рабочей собаки. Так закрепляются у лайки чутье, ее реакция на запахи, на их направление, на умение пользоваться ветром и, как конечный результат, отношение к добыче. 


Второй способ отработки и слежки является как бы продолжением первого. Когда молодая лайка найдет тушку зверька на дереве и вдоволь поработает с ней, нужно, аккуратно снять тушку с дерева, привязать ее на рогульки в вершине ранее приготовленного деревца. Временами спускайте вершинку дерева к земле и быстро поднимайте, чтобы лайка видела, как белка уходит вверх, "перемещается". Собака будет азартно провожать переходы, отдавая голос и поднимая голову. Но остановиться нужно раньше, чем щенок устанет. 


Конечно, всегда лучше, если а первые выходы в лес лайка самостоятельно найдет несколько белок, которые у нее на глазах заскочив на дерево, начнут цокать, дразнить собаку или самостоятельно будут идти вершинами деревьев. Но угодий с достаточным количеством белки становится все меньше, и мы вынуждены проводить натаску, применяя те способы, которые выработаны практикой охоты с лайками и приносят большую помощь. Выше мы рассказали о чутье и слежке, но есть еще отношение к добытому зверьку, и, не набрав минимума по этому качеству, лайка остается без полевого диплома. 


Если натаска происходит вне охотничьего сезона, то белку не убьешь. Значит, нужно ждать открытия охотничьего сезона. Молодая лайка всегда горячится, видя, как падает добыча, старается схватить ев, "жамкнуть", задушить, а иногда и утащить в лес. Здесь основную роль играет домашнее послушание - лайка должна слушаться. Лучше, когда белку отстреливает другой охотник, а владелец находится рядом с собакой и успокаивает ее. Во всяком случае, если лайка схватила добычу и старается с ней убежать, преследовать ее не надо. Лучше спокойно позвать ев и себе. Бывает, что собака бросит добычу и приходит к натасчику с виноватым видом. В таких случаях успокойте ее, и она сама покажет, где оставила белку. Тут всегда надо помнить, что она только что была возбуждена, был теплый, парной зверек, все это мешало сразу выполнить команды натасчика. Когда начнется охота, на первых трех - пяти зверьках посмотрите, как собака принимает белку. Дальше раздражитель этот пропадает, и она наминает спокойно относиться и добытому зверьку. 


В расценочной таблице Правил полевых испытаний лаек по белке из девяти граф три являются главными - это чутье, слежка и отношение к убитому зверьку. О них мы рассказали, отметив манеру поиска. Нужно сказать, что все графы таблицы взаимосвязаны и дополняют друг друга. И все же хотелось бы из оставшихся выделить вязкость и послушание. 


Вязкость - это врожденная страсть у охотничьей собаки, которая ведет к зверю или птице и заставляет настойчиво работать по ним. Это индивидуальное качество, присущее каждой лайке в отдельности, но, к сожалению, далеко не у всех оно ярко выражено и одинаково. Лайка может иметь прекрасное чутье, но при плохой вязкости не станет отличной охотничьей собакой. 


Несколько слов о послушании. Все, что есть хорошее в лайке - чутье, слежка, вязкость и многое другое, разлетается в пух и прах, если собака непослушна. Это и пожирание добычи, и уход из леса, и невозможность взять ее на поводок, и масса других неприятностей, которые делают охоту пыткой. Поэтому при выращивании и натаске обратите на послушание самое серьезное внимание. 


Хочется немного сказать о Правилах полевых испытаний. От охотников-лайчатников иногда можно слышать, что с лайкой много добывают пушнины, а полевого диплома нет, и происходит это не потому, что она показывает плохие рабочие данные, а из-за непонимания владельцами самой сути их проведения, то есть для него они нужны. Прежде всего состязания и испытания выявляют лучших рабочих лаек в разных регионах страны. На протяжении последнего времени Правила подвергались неоднократной переработке. Специалисты и общественность всегда были заинтересованы в их улучшении. В настоящее время правильно поставленная лайка при четырех найденных белках может получить самый высокий диплом. 


Рабочие качества лаек расцениваются каждое в отдельности и конкретно отражают состояние полевых качеств - чутье, слежку, вязкость и другие. На полевых испытаниях все участники должны быть ознакомлены с расценочной таблицей, а в ходе их судейская комиссия обязана помогать ведущему, стараясь общими усилиями более метко выявить лучшие стороны работы пайки. Опытные судьи всегда находятся рядом с работающей собакой, чтобы была полная ясность при ее расценке. Должен сказать, что вся полевая работа, где бы она ни проводилась, направлена на совершенствование пород собак для более широкого их распространения, для выявления как лучших особей, так и полевых линий охотничьих собак. Поэтому состязаниям и испытания отражают истинное положение с собаками во многих районах нашей страны, и это правильный путь, по которому в дальнейшем надо продолжать полевую работу.


Ю. АНТОНОВ, 
эксперт-кинолог 
республиканской категории 

© Охота и охотничье хозяйство N 5 - 1988 

На белку с лайкой
Белка, широко распространенная по всей зоне таежных лесов, - один из основных пушных видов промысловой фауны СССР. 

На белку охотятся десятки тысяч охотников, примем большинство из них с помощью лайки. Задача лайки - найти белку и облаять ее, правильно указывая место нахождения зверька и одновременно отвлекая на себя его внимание при подходе охотника. Последнему остается осторожно приблизиться к месту облаивания и, обнаружив, отстрелять зверька. 

Успешно работать по белке лайка начинает в 8 - 9 месяцев и заканчивает а 9 - 10 лет. Примерно с 8-летнего возраста или чуть позднее у нее начинается прогрессирующее ухудшение слуха и зрения. 

Многие считают, что охота на белку с лайкой не представляет больших трудностей и успех охотника зависит главным образом от рабочих качеств м выносливости собаки. Не оспаривая этого мнения, мы должны добавить, что наиболее эффективное использование лайки на беличьем промысле зависит от знания охотником угодий и условий, в которых производится охота, а также от поведения белки. 

Для охоты на белку лучше использовать лаек среднего и ниже среднего роста. Они обычно более вертки и подвижны, что позволяет им лучше преследовать и не терять зверьков, уходящих "верхом". Кроме этого, некрупных собак легче прокормить, что при продолжительном промысле имеет немаловажное значение. Некоторые охотники предпочитают иметь рослых лаек, считая, что они могут успешнее работать по глубокому снегу. Подобное мнение неверно, особенно в отношении бельчатниц. Более мелкие и, следовательно, легкие собаки меньше, чем крупные, тяжелые лайки проваливаются в глубоком снегу, если он уплотнен. 

Бельчатницам не требуется иметь большую злобу к зверю. Но у них должно быть хорошее чутье, то есть хорошо развитые обоняние, зрение и слух. 

Охотники различают следовую и верховую (с верхним чутьем) работу собаки. При следовой работе отмечается наличие хорошего обоняния и относительно слабого слуха. Также собаки прекрасно ищут белок в безморозный период, когда зверек много ходит по земле или по снегу. При розыске белки они пользуются и слухом, но это бывает не столь заметно. С наступлением морозов продуктивность работы следовых собак резко снижается. В это время у них бывает много пустых облаиваний. 

Собаки с верхним чутьем пользуются преимущественно слухом. Лайки с выдающимся слухом встречаются редко. Они прекрасно ищут белку как в мягкую, относительно теплую погоду, так и в морозные дни. Лишь при сильном ветре результативность их работы несколько снижается. Во время поиска они часто приостанавливаются и прислушиваются. Услышав белку, лайка тотчас срывается с места и вскоре раздается ее азартный лай. Старый лайчатник П. Худяков (1964), охотившийся со многими лайками, отмечает, что у некоторых из них бывает феноменальный слух. Он пишет об одной из своих лаек: "Острота слуха у Орлика казалась сверхъестественной. В ясный зимний день Орлик различал издаваемые белкой звуки за 300 - 400 метров и шел к ней по прямой. Ошибался он редко. Не только в хорошую погоду, но даже в мороз и по глубокому снегу Орлик работал продуктивно. Лишь в дни осеннего ненастья, когда в лесу стоял шум от сильного ветра и падающего мокрого снега, наша охота бывала менее удачной". 

Крайне редки лайки, у которых одновременно имеются выдающиеся обоняние и слух. Такие собаки бывают отличными работниками не только по белке, но и по многим другим видам охотничьих животным. 

Лучший период охоты на белку с лайкой - поздняя осень и начало зимы до образования глубокого снежного покрова, кухты на кронах деревьев и установления сильных морозов. Можно охотиться и зимой, но добывать белку в это время трудно, даже когда ее численность высока. При глубоком и рыхлом снежном покрове поиск у лайки бывает очень узкий и она быстро устает. Найденного собакой и облаянного зверька во многих случаях не только невозможно отстрелять, но и обнаружить из-за сильной кухты. В большие морозы белка нередко остается в гайне, а если и выходит кормиться, то на очень короткое время. 

Осенью, до наступления сильных морозов, лучшее время для охоты утренние часы до полудня. Утром белка не только много жирует и ходит, передвигаясь по земле, но нередко, особенно в ясную, тихую погоду, активно играет. Во время этих игр малоопытная собаке сравнительно быстро находит зверьков и охота на белку бывает наиболее добычливой. В середине дня белка ходит мало. В это время многие опытные охотники тоже делают перерыв на 1 - 1,5 часа, отдыхают. 

Во второй половине дня белка обычно молчалива, хотя много ходит и жирует до сумерек. С наступлением морозов, которые нередко уже с середины ноября, она активна лишь до 14 - 15 часов дня и задолго до темноты уходит в гайно. Все это нужно учитывать, чтобы более эффективно использовать на охоте свою собаку, 

Выйдя рано утром на охоту, охотник спускает с поводка лайку в хвойных насаждениях, где держится белка. Собака галопом и рысью обыскивает угодья впереди и по обе стороны хода охотника, ориентируясь на звук его шагов. Иногда она проверяет своего хозяина, появляясь в поле его зрения впереди или пересекая его след, а затем вновь уходит в поиск Ширина поиска лайки зависит от ее опыта и физической подготовки, наличия белки, состояния тропы и некоторых других причин. При средней численности белки вполне достаточна такая ширина поиска, когда лайка отходит в сторону от хода охотника на 200 - 250 м. Найдя свежий след или поедь белки, собака иногда замечает зверька, взбирающегося по стволу или шевельнувшегося на дереве. В таких случаях она сразу начинает уверенно его облаивать. Но нередко, не слыша и не видя, а только причуяв свежий след поднявшейся на дерево белки, опытная лайка делает несколько коротких проверочных облаиваний, а перерыве между которыми внимательно слушает и смотрит, не шевелится ли белка. Некоторые лайки, коротко взлаивая, одновременно царапают ствол дерева лапой, проверяя присутствие белки "на коготок". Лишь убедившись, что зверек находится на обследуемом дереве, собака начинает уверенно лаять. 
Точность облаивания - один из наиболее важных показателей работы лайки, который обусловливает производительность труда охотника на промысле белки. Даже при небольшой неточности в облаивании охотник затрачивает много лишнего времени и сил для того, чтобы обнаружить находящегося на близстоящих деревьях зверька. Лайки, часто допускающие неточное облаивание, малопригодны для промысла белки. 

Слишком энергичное облаивание белки собакой нежелательно, так как при этом зверек держится настороже и нередко затеивается в кроне дерева до подхода охотника. Если собака спокойно облаивает белку, то зверек обычно не пугается, сидит открыто на ветке дерева, и охотник может легко разглядеть зверька, а затем отстрелять его. 

Некоторые собаки во время облаивания белки находятся под кроной или у самого комля дерева, на котором затаился зверек. С такой манерой облаивания лайка может не заметить ухода белки на соседние деревья и упустить ее. Собака, облаивающая белку, должна находиться в нескольких метрах от дерева и наблюдать за его кроной. При подходе охотника к месту облаивания она обычно переходит на противоположную от охотника сторону. Подобное расположение лайки и охотника исключает возможность незаметного перехода белки на другие деревья. Следует отметить, что, как по нашим наблюдениям, так и по мнению других охотников (Худяков, 1964), лайка с отличным слухом не нуждается в удобной позиции для наблюдения м зверьком. Любое перемещение белки она улавливает на слух и не упускает зверька, уходящего верхом. 

Если белка тронулась и пошла грядой, то есть по вершинам деревьев, лайка должна внимательно следить за ней и преследовать с лаем, передвигаясь либо сбоку от ее хода, либо забегая вперед и останавливаясь точно возле тех деревьев, на которых западает зверек. В большинстве случаев белка проходит верхом сравнительно небольшие расстояния, обычно в пределах 30 - 60 м. Зверек, уходящий от опасности, прекрасно ориентируется и всегда стремится быстрее добраться до больших деревьев с густой кроной, откуда его практически невозможно выпугнуть. Но иногда попадается такая прыткая белка, которая очень быстро бежит грядой и проходит (с редкими остановками) до 500 - 600 м. Чтобы не потерять таких зверьков, лайка должна обладать хорошей слежкой, которая вырабатывается с опытом, а также является следствием хорошего чутья. 

Собаке нельзя прекращать облаивание найденного зверька до тех пор, пока он не будет добыт или лайку не отзовет хозяин. Необходимость последнего возникает в тех случаях, когда охотник видит, что затраты времени и труда на добычу белки будут велики. Но, охотясь с молодой собакой, лучше избегать таких действий и стремиться отстрелять зверька, не считаясь с потерей времени, иначе у собаки не выработается хорошей вязкости. 

Наиболее легкая и успешная охота на белку с лайкой ждет охотника в светлохвойных насаждениях (лиственничниках и сосняках), конечно, если в них отмечается средняя или высокая численность белки. В таких угодьях охотник легко обнаруживает зверьков, облаянных собакой, и не затрачивает на их отстрел много времени. 

В старых, густых ельниках, пихтарниках и кедровниках белку добывать трудно. Часто облаянный зверек стремится затаиться среди ветвей и хвои, где его очень трудно, а иногда и невозможно деть. В этом случае охотник применяет различные приемы, чтобы заставить зверька пошевелиться и тем обнаружить себя. Если охотник охотится с малокалиберной винтовкой, то он обычно стреляет пулькой в ствол дерева вблизи предполагаемого места нахождения белки и внимательно наблюдает за кроной дерева. Нередко одного такого выстрела бывает достаточно, чтобы обнаружить слегка шевельнувшуюся белку и затем отстрелять ее. Когда применение этого способа невозможно (из-за отсутствия пулевого оружия) или он не помогает, то охотник подходит к дереву, стесывает топором небольшой участок коры и сильно бьет по затесу обухом или, вырубив жердь длиной 3 - 4 м (колот), приставляет ее к дереву, а затем, отведя верхний конец, сильно бьет по стволу так, что дерево содрогается до самой вершины. Все это делается для того, чтобы заставить белку перескочить в другое место, где увидеть ее будет легче. Однако, пользуясь подобным способом, охотнику не всегда удается заметить переместившегося зверька, так как в момент удара по стволу он находится прямо под деревом. Поэтому зимой, когда белка сильно затаивается, лучше охотиться вдвоем. Найденную собакой белку один охотник выпугивает ударами топора или колота, а другой, со стороны наблюдающий за кроной, всегда увидит не только прыжок на соседнее дерево, но и малозаметное движение потревоженного зверька. 

При охоте вдвоем лучше пользоваться одной лайкой. Охота с парой собак, особенно молодых, нежелательна, поскольку одна из них станет подваливать к лучше работающей и в дальнейшем может потерять самостоятельность в работе. Кроме этого, каждая собака стремится первой завладеть отстрелянным зверьком, нередко вырывая его друг у друга и порт шкурку. 

Промысел белки - тяжелый, напряженный труд, поэтому охотник должен беречь своего помощника - собаку и обеспечить ей хороший отдых в перерывах между работой и хорошее питание. Кормят ее в это время два раза в сутки, обычно жидкой кашицей, сваренной из овсянки или муки грубого помола, которую варят вместе с тушками белок. Для собаки среднего размера вечерняя дана корма состоит из кашицы и двух-трех белок. Утром, чтобы у лайки не был излишне полный желудок, дают одну-две белки и немного жидкой болтушки, чтобы собака не хватала снег. 

Не рекомендуется охотиться в дни, когда есть "чир", или тонкая корочка льда на поверхности снега, образовавшаяся в результате оттепели. При работе по "чиру" лайка быстро обдирает ноги и надолго выходит из строя. "Чир" же держится всего несколько дней. 

Некоторые охотники не впускают своих лаек на ночь в зимовье, оставляя их спать под открытым небом на снегу. В таких условиях, особенно при недостаточном питании, собака не может за ночь восстановить свои силы и работоспособность ее резко снижается. Вместе с тем нет ничего страшного в том, если она переночует под нарами в зимовье. Хороший отдых сторицей окупится во время охоты. В ином случае для собаки необходимо построить будку или шалаш из жердей и ветвей, хорошо утеплить его снаружи и положить внутрь побольше сухой травы. 

Некоторые охотники-спортсмены считают окоту на белку неинтересной и даже примитивной. Но кто значительное врем охотился с лайкой, тот знает, насколько она увлекательна. 

А. ВОЙЛОЧНИКОВ, старший научный сотрудник ВНИИОЗ имени проф. Б. М. Житкова, эксперт республиканской категории 
Охота и охотничье хозяйство 1982 - 1 

 
Состязания лаек по белке Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
13.03.2012

Состязания лаек по белке».

Тюменская область и, особенно, центральная ее часть – Ханты-Мансийский округ - родина одной из наиболее распространенных в настоящее время пород охотничьих собак - западносибирской лайки. Среди охотничьих лаек наиболее ценились универсальные, по своим рабочим качествам. Но они встречались довольно редко, чаще держали собак для разных охот. Издавна ценились и ценятся среди охотников Сибири как «зверовые», так и «мелочники» (или «пушные») - лайки, специализирующиеся по добыче мелких пушных зверьков. 
До недавнего времени добыча пушнины была основной статьей дохода промыслового населения Тюменской области. И только последние годы, в связи с падением спроса на дикую пушнину, на первый план вышли «зверовые» охоты. Найденная собакой медвежья берлога или добытый лось, снимают на время вопрос о пропитании семьи промысловика. Но большинство промысловиков до сей поры охотятся комплексно, добывая боровую дичь, пушного зверька и крупного зверя. Постепенно растет и спрос на «дикую» пушнину. В связи с этим не иссякает интерес к лайкам, хорошо работающим по белке, соболю, кунице, норке, боровой дичи.
Наиболее подходящая для всех видов охот в Тюменской тайге порода – западносибирская лайка. Созданная на основе различных древних аборигенных отродий (в основном хантыйских и мансийских) она и в настоящее время широко используется как охотниками-любителями, так и охотниками-промысловиками. Сохранить, среди западносибирских лаек заводского разведения, не только их уровень породности, а и высокие рабочие качества, выявить лучших «работников» по белке, оценить плюсы и минусы в селекции – вот цели и задачи, которые ставили перед собой организаторы испытаний и состязаний лаек по белке.
За всю историю Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа были проведены 1-е (1998 г.), 2-е (1990 г.), 3-и (1991 г.) областные, 1-е окружные (1995 г.) и 1-е межокружные (1999 г.) состязания лаек по белке. До 1999 года все они проводились на территории Нефтеюганского района. В 1999 году межокружные состязания были проведены в окрестностях города Ханты-Мансийска. За эти годы накоплен не малый опыт проведения состязаний. Выработан наиболее оптимальный режим, сроки проведения, условия командного и личного чемпионата.
Четыре раза Главную экспертную комиссию состязаний возглавлял эксперт-кинолог Всесоюзной категории Полузадов Николай Борисович. Охотник-практик, ученый-охотовед, он знал не понаслышке все тонкости судейства и работы лаек. Трудно сказать, как сложились бы состязания без его огромного опыта, энциклопедических знаний и простого человеческого участия. Авторитет Николая Борисовича среди лаечников был непререкаемый. Слово его было решающим в споре. По своему тактично и мягко он ликвидировал любую искру загорающегося конфликта. Ни разу у нас не было хоть сколько-нибудь серьезных разногласий между участниками или экспертами. Время берет свое и сейчас, к великому сожалению, он оставил этот мир. Но добрая память об этом прекрасном человеке жива. Живо и дело, которому он посвятил большую часть своей жизни…
Лучшим временем проведения состязаний оказался период от середины до конца сентября. В эту пору, зачастую, стоят теплые не дождливые дни. Белки активно кормятся на павшей кедровой шишке, мало таятся. Да и хозяева собак лишь готовятся к промыслу, мысленно уже в тайге и рады любой возможности вывезти их «в поле». 
Полный состав команды составлял пять охотничьих собак любых пород лаек, стандартизированных в Российской Федерации, с зачетом трех лучших результатов. За диплом 1 степени, добавлялось к общим набранным баллам - 25 баллов, а за диплом П степени – 15 баллов.
При выступлении команды в составе менее 3-х номеров, в командном зачете секция не участвовала, а проходила лишь по личному зачету. 
Лайки, не имеющие дипломов по белке, испытывались до начала состязаний и, в случае получения ими диплома любой степени, допускались к состязаниям.
Для испытания лаек, владельцы которых являлись членами экспертных комиссий, формировалась специальная экспертная комиссия, под председательством Главного эксперта состязаний.
В личном зачете, звание «Чемпион состязаний лаек по белке» присуждалось участникам, получившим диплом 1 степени, с наибольшей суммой баллов. В случае равенства баллов, чемпион определялся по наивысшим баллам - по «чутью», далее – по «слежке», далее – по «отношению к добытому зверьку». 
Лично-командные состязания лаек по белке показали, что на территории Тюменской области имеются западносибирские лайки с высокими охотничьими качествами. Это говорит о грамотно поставленной племенной и полевой работе в секциях. Однако есть и над чем задуматься собаководам-селекционерам, если сравнить результаты состязаний, обобщенных в таблицу. К сожалению, были утеряны результаты состязаний 1990 года и в таблицу они не вошли. Тем не менее, итоговые данные прошлых лет представляют интерес для любителей и специалистов, позволяют судить об уровне полевых качеств лаек Тюменской области.
Из таблицы видно, что постепенно растет уровень подготовки лаек к состязаниям. Основные же погрешности в работе – это резко ухудшившиеся голоса лаек и качество слежки. Высший балл по слежке (15) не присуждался в 1999 году по общему решению экспертных комиссий, так как не позволяли условия недостаточно плотной сомкнутости крон. Ни одна из выступивших на состязаниях 1999 года не получила высший балл за голос. Стали довольно часто встречаться слабые и, единично, мало породные голоса со скупой отдачей. Ухудшение голосов у части западносибирских лаек - тревожный симптом. Звонкий, доносчивый голос – неотъемлемая часть лайки, ее характерная особенность. Недостаточно причуять, найти и просто облаять белку. Необходимо, чтобы охотник услышал собаку издалека и четко ориентировался на ее частый лай. Слабый, скупой голос не будет услышан и, следовательно, работа собаки пропадет впустую…
До сих пор помнят лаечники «Бесси» Кольцова А.Х. из Сургутской команды 1991 года. Она показала отменную работу по всем элементам, нашла 13 белок (другие участники до 6 шт.) и набрала рекордное количество баллов – 96. Незабываема и Сургутская команда 1990 года, когда 1-2 места заняли однопометники «Яна» Бернгардт Г.Г. и «Юкон» Маркова Е.П.. Кроме того «Яна» еще не раз становилась и выставочной чемпионкой, дала превосходное потомство, своеобразное по экстерьеру и с универсальными рабочими качествами. К сожалению, за последние годы, Сургутская команда несколько сдала позиции, все реже претендует на первенство. 
До 1999 года командный чемпионат разыгрывался между командами Сургута и Нефтеюганска. На последних состязаниях их гегемонию нарушила команда новичок – сборная Ноябрьской секции охотничьего собаководства. Она смело заявила о себе и в личном зачете – второе место в состязаниях-99 заняла великолепная работница «Доля» вл. Кушнир, которая нашла и «обработала» 13 белок и 1 тетерева, уступив лишь 1балл чемпиону. Следует отметить и то, что Ноябрьские лайки занимают 1 место в командном и личном зачете на двух последних межокружных выставках. Приятно порадовали они и своим дебютом на состязаниях по кабану и медведю, проведенных Удмуртским питомником лаек в 2000 году. Пример Ноябрьской секции говорит о том, что можно сочетать высочайший уровень экстерьерных качеств с не менее высокими полевыми достоинствами.
Состязания и испытания лаек по белке, при всех их недостатках, очень важны для селекционной работы. Здесь определяются: голос, чутье собаки, ее манера поиска, т.е. функциональные качества присущие только лайке, передающиеся по наследству, которые на привязанном звере невозможно оценить.
Возрастает значимость проведенных состязаний лаек по пушному зверю еще и потому, что на части российской территории трудно их организовать – мало белки. Нужно лучше пропагандировать такие состязания, включать их в график РФОС и Росохотрыболовсоюза. Совет межрегиональной общественной организации «Ханты-Мансийского общества охотничьего собаководства» решил проводить следующие состязания с открытым чемпионатом. Надеемся, что клубы, секции и питомники России будут участвовать у нас и на равных состязаться с лайками Тюменской области. Хотелось бы большего внимания со стороны Государственных органов области и округов к подобным мероприятиям. За большое дело лучше браться сообща! 


Эксперт-кинолог 1 категории Речкин В.Д.
 
УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ОХОТНИК Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
30.04.2011

    Статья из журнала "ДРУГ"  № 4  2011 г. 

Ссылка  на статью http://dog.droug.ru/index.php/2010-12-03-17-01-53/2011/2011-03-22-09-59-32/73-2011-04-15-13-09-32


Большинству из нас лайки известны хотя бы своим названием. Но насколько хорошо мы знакомы с этой древнейшей и одной из самых самобытных, исконно русских пород? Когда-то охота с лайкой была настолько популярна, что жители Сибири и Дальнего Востока вообще не мыслили своего существования без этих собак, а промысел пушнины с помощью лаек был одной из важных статей дохода российской экономики. Да и среди городских охотников лайка была в чести. Богатство и разнообразие породных линий, маститые специалисты-«лаечники», промысловые охотники на боровую дичь и пушнину… Неужели все это кануло в прошлое?

Как оказалось, нет. Есть люди, хранящие богатство отечественной кинологии, развивающие его и передающие бесценный дар любителям и ценителям этой породы. У нас в гостях владелец одного из лучших питомников промысловых западносибирских лаек «С Туруханского Края», охотник промысловик, эксперт-кинолог по породам и испытаниям лаек,  Александр Зубов.    

Продолжение...
 
Даже зверовая лайка начинается с бурундука и белки. Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
25.02.2010

                       Даже зверовая лайка начинается с бурундука и белки.

 В последнее  время  мне  как  владельцу  питомника  приятно  слышать  лестные отзывы  о  красоте  лаек  с заводской  приставкой  «С Туруханского края» ( увидеть  фото  которых  можно на нашем  сайте www.siblayka.ru) , либо  в живую на выставках проводимых РКФ/FCI,  а так- же и на выставках проводимых по ассоциации РосОхотРыболовСоюза.  Но вместе с этим часто задают вопрос:   А есть ли   гарантии того, что приобретя щенка в нашем питомнике за относительно не маленькие деньги, они не пожалеют об этом?  Не редко приводят даже примеры того ,что взяв щенка из под производителей хорошо работающих по кабану и медведю (совершенно не обращая внимания на то, что эти производители показывали себя хорошими работниками именно на подсадных видах ), вырастив его, в итоге получали инфантильную, не имеющую достаточной вязкости в преследовании зверя и более того не умеющую по совершенно свежим следам разобраться в них, найти выход , дойти до зверя и хотя бы обозначить его местонахождение   ( а лайке часто бывает достаточно сделать именно эти наиболее необходимые действия  для успешной охоты.) Многие приводят пример того, что их выращенные питомцы взятые от  хвалёных полевых чемпионов (опять же не узнав, работали ли родители и их ближайшие предки по вольным видам , охотились  ли с ними на реальных охотах в лесу, в тайге?) самое большее отбегают от хозяина на ружейный выстрел, а по свежему следу могут пробежать метров 200-300 и возвращаются.   Поэтому , вполне закономерен их вопрос :  Есть ли какие - то гарантии ,  что щенок взятый от родителей работающих на пушном промысле , когда  вырастет  на  реальной  охоте покажет  себя лучше тех «работу»  которых они  приводили  мне  в пример?  Мой ответ таков:  Гарантий  давать однозначно –(как у Владимира Вольфовича) нельзя  так как, охотники приобретающие щенков совершенно разные люди  по  их взглядам  и отношению к воспитанию и натаске себе будущих помощников.  Некоторые из них впервые заводят себе лаек, это тоже накладывает свои трудности:   Многие из таких начинающих  лаечников  хотят сразу и быстро получить себе зверовую лайку, полностью и жёстко пресекая в своём щенке всякую попытку охоты на мышей, белок, бурундуков и более того жестоко подавляя в нём всякий интерес  к такой мелочи . что я считаю не правильно,  (уверен меня поддержат большинство опытных любителей охоты с лайкой и тем более профессиональных охотников-промысловиков Урала, Сибири и Дальнего востока – то есть в тех местах где с лайкой добывают в основном пушнину).  Для начинающего охотника не имеющего взрослых хорошо натасканных рабочих -зверовых  собак, «ставить» молодую лайку сразу по «крупному», я считаю в корне не правильным.  Отбив  у молодой лайки всякий интерес к «мелочи» ,такие владельцы зачастую не понимают, что этим  « убивают» главные качества охотничьих лаек необходимые на охоте – это умение их питомца разбираться в путанице многочисленных следов и иметь достаточную вязкость в преследовании зверька, птицы, зверя  и мастерство его( её) постановки. Многочисленные притравки по подсадным видам ничего кроме смелости и необузданной, зачастую бесшабашной злобы к данному зверю не развивают. То есть такие притравленные лайки получают дипломы хороших степеней по этим же подсадным видам, некоторые из них становятся даже полевыми чемпионами по зверю, но далеко не с каждой из таких лаек получится успешная охота  в лесу, в тайге.

   Член президиума Российской Федерации охотничьего собаководства, эксперт-кинолог Всесоюзной категории по породам и испытаниям лаек Н.Б.Полузадов,  имеющий огромный опыт охоты с ними на разные виды пушнины, дичи  и зверя , относительно недавно - 25.08.1995г написал  статью: «Что может произойти с породой Западносибирская лайка?»  в которой я считаю достаточно точно опасался -«прогнозировал» , что эта уникальная порода может превратиться в породу «ТРАВИЛЬНЫХ» собак ,что в массе своей к нашему сожалению уже с ней и произошло.   От того и приводимые примеры полного неумения некоторых лаек искать зверя и помогать охотиться на него, не смотря на многочисленные полевые дипломы , как у них, так и у их родителей .     Я в подтверждение вышесказанного тоже приведу  некоторые примеры , где я имел честь столкнуться  с такими  «зверовыми», а на мой взгляд просто травильными  лайками  которые имея многочисленные полевые дипломы по подсадному зверю совершенно не умели его находить (это касалось как кабана так и барсука, на цепного медведя это не распространяется  потому как многие притравленные по нему собаки просто знают где находится площадка на которой прицеплен зверь, да и лай от работы предыдущих собак помогает им его быстро обнаружить)  1.)Приехав в первый раз на состязания по вольерному кабану в Андреевское Охотхозяйство г.Тюмень с западносибирскими лайками, кобелём Ураном и молодой сукой Оей,  я впервые был удивлён тем, что дипломированные по кабану, имеющие I и II степени дипломы по этому зверю парами запускаемые в вольер площадью 150 на 250 метров не могли найти ( предварительно запущенную из маленького вольера) 80-ти  киллограмовую свинью.  Когда таким образом «обложалась» уже четвёртая пара дипломированных ранее лаек, у многих присутствующих стали закрадываться сомнения, а в вольере ли находится эта свинья? Не удрала ли она сделав где ни будь дыру в заборе или подкоп?  Хоть местный паренёк –( егерь который кормил эту свинью и присматривал за состоянием вольера) уверял всех , что забор недавно ремонтировали , а  подкоп свинья просто по времени не успела бы сделать, его всё же попросили пробежать по периметру проверить не совершила ли она побег, ведь её пробовали искать четыре пары «рабочих» собак, то есть восемь лаек. О том, что эти лайки «рабочие» в больших при больших кавычках,  я тогда ещё тоже не подозревал.  Экспертом состязаний тогда был эксперт Всероссийской категории Юрий Яковлевич Курочкин , а ассистентом эксперт первой категории  Латышев Александр Борисович – оба  эксперта из города Тюмени.  Не знаю кто им сообщил что я охотник –промысловик (так как ране я с ними не был знаком), но  Юрий Яковлевич  подойдя ко мне  спросил: По какому зверю  работает в тайге мой кобель Уран? Я ответил, что дипломы он имеет  только по белке третий, второй и первый. А на охот-промысле работает по всему сразу : пушнина, боровая дичь, лось. Юрий Яковлевич  спросил :На кабане первый раз? Я ответил  что в первый, у нас в Туруханской тайге кабана нет. Юрий Яковлевич сказал что раз по лосю работает,  то должен и кабана найти,  ведь тоже копытное животное,  добавив раз кобель промысловый значит рабочий, следовательно искать умеет, не то что эти – делая намёк на то, что собаки запускавшиеся до моего кобеля превратились в травильных и искать не обучены или не умеют уже генетически. Так что говорит:  Александр Фёдорович выручай, а то состязания на грани срыва. Многие из собак уже выступили на медведе и их владельцам очень уж не хотелось получить «баранку» по кабану как и все четыре пары предыдущих. Урана я запустил в паре(так как шли парные номера) с молодой, десятимесячной сукой О-Я 5214/04 ,которая на тот момент  тоже имела только один диплом третьей степени по белке.  Через три минуты поиска Уран сильным доносчивым голосом уже обозначал местонахождение  «якобы сбежавшей» свиньи. При нашем приближении к нему добавилась и О-Я , после чего свинья стронулась и начала передвигаться по вольеру .  Мои собаки получили диплом третьей степени по вольерному кабану в паре, с чем меня и поздравили эксперты сказав  что для первого раза, это не плохо и добавив -зато хоть искать умеют!  Многим  начинающим охотникам  впервые приобретающим   себе лайку для охоты ,  а не для побед на испытаниях и состязаниях,  следовало бы задуматься от каких производителей приобретать щенка:  От  тех  кто имеет хорошие дипломы по подсадным видам (смелым ,злобным) но возможно не имеющим хорошего чутья, умения  им пользоваться,   не имеющим достаточной вязкости в преследовании быстро  и далеко уходящего зверя?  Или  приобрести его от собак не одно поколение предков работавших  на промысле пушнины . попробовать  натаскать (поставить) его сначала по мелочи,  а когда научится  хорошо  искать,  не будет бояться далеко уходить , натаскивать  по крупному?

Я считаю большой ошибкой выгуливать щенка без поводка в людных местах, там,  где владельцу из за боязни потерять своего питомца часто приходится  его подзывать.  Стоит только щенку  чем  либо  заинтересоваться   и отбежать на расстояние  когда  он  теряется  из поля  зрения, его приходится  окликать  по  кличке, свистеть ( кто  как приучил),  тем самым  сокращая поиск  своему  будущему  помощнику.   А ведь  широкий поиск,  умение  разбираться  в следах -  залог  успешной  охоты с вашим питомцем!  Поэтому не следует закреплять в лайке поиск приемлемый только для подружейной собаки.  Ведь когда она найдёт  свежий  след,  ей необходимо будет убегать по нему довольно далеко от хозяина,  а  в ней уже закреплён рефлекс  собаки -телохранителя ( от папы далеко никогда !)   Некоторые  охотники  приучив лайку  бегать только на  расстоянии  выстрела  затем  выражают  недоумение  почему  питомец  быстро  возвращается  даже  пойдя  по  горячему  следу.  А у собаки  уже  закрепился  рефлекс  не  уходить  от хозяина  далее восьмидесяти – ста  метров, лишь  под воздействием заложенного природой  охотничьего азарта  такая  лайка преследует метров 500-800 и всё же перебарывает  приобретённый рефлекс – находиться рядом с хозяином.

 Вот как раз для обучения щенка поиску,  вязкости, выявления чутья и умения им пользоваться и существуют в природе такие зверьки,  как лемминги на севере, мыши, кроты , бурундуки и белки интерес охоты на которых нельзя отбивать у лайки в щенячьем возрасте.  Щенку  или молодой лайке  необходимо сначала  научиться  разбираться в мелких следах -как  след белки, куницы или соболя,  уметь их преследовать нарабатывая при этом определённую вязкость и быстроту  в преследовании  быстро уходящего зверька,  при этом не бояться потерять хозяина,  а загнав зверька научиться звать хозяина частым,  сильным и доносчивым  голосом, при этом оставаться работать долгое время, до самого подхода хозяина и добычи желанного трофея.

 2.) В 2005 году в питомнике «Великоустье» кировской области  проходили   международные комплексные  состязания лаек   по подсадному  медведю и вольерному кабану «КУБОК РОССИИ- 2005», где я имел честь представить свою команду лаек из четырёх собак от питомника «С Туруханского края»   Главный приз состязаний автомобиль УАЗ остался тогда не разыгранным,  как раз по причине того,  что  большинство номеров состоящих из пар и одиночные номера хорошо отработавшие  на подсадном медведе  получили «баранки», так как  не смогли  найти  зверя в кабаньем вольере.  Мои же собаки,  пара  О-Я и Тукан, и одиночки Белка и Бия  нашли кабана в вольере на первых минутах , но обозначив местонахождение зверя прекращали работу (не имея достаточной вязкости к  стоящему у забора кабану) и поэтому были расценены но сняты и оставлены без диплома.  Все четыре собаки имели дипломы по белке и  работали в северной тайге по соболю и боровой дичи ( то есть умели пользоваться своим чутьём) именно поэтому я считаю они не попали в число тех кто за отведённое время вообще не может найти кабана в вольере.  К цепному медведю  мои собаки вообще не проявляли большого интереса, одна О-Я 5214/04 сделала в угон  щипок медведю за пятку, а когда он   остановился вообще потеряла к нему всякий интерес,  подбежала ко мне с вопросом что будем делать дальше? Многие из собак с которыми реально охотятся в тайге, понимают что на привязанного цепью медведя всё равно  охотиться никто не будет, и почти не обращая на него никакого внимания убегают с испытательной площадки в лес поискать что-то дикое. ( засвидетельствовать такое поведение могут  почти все эксперты проводящие испытания по подсадному медведю)  С  комплексных состязаний я уезжал с несколько подавленным  настроением,  но всё же успокаивал себя тем, что самое главное мои лайки умеют искать и обозначать зверя!  В чём я убедился за прошедшие с тех пор пять лет.   С  Оей и Туканом я успешно добываю не только пушнину и боровую дичь,  но и лосей.  Получится ли такая охота с лайками притравленными по подсадным видам, которых ещё  с детства отучали от работы по мелочи ? Большой вопрос? 

Однажды возвращаясь с  Всероссийской выставки лаек проходившей в Екатеринбурге  мы (несколько лаечников и экспертов) остановились на ночлег на даче у одного  коллеги в г. Тюмень. Где за вечерним ужином  я сказал, что считаю:  Самое главное для охотничьей лайки уметь; НАХОДИТЬ , ДОГОНЯТЬ  ПО  СЛЕДУ  И ОБОЗНАЧАТЬ  ГОЛОСОМ  МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ  ЗВЕРЯ, а всё остальное  второстепенно.  Эксперт  Всероссийской категории  Вадим Дмитриевич Речкин (охотник промысловик имеющий в собственности родовые охот-угодья) встал , пожав  мне руку сказал что полностью согласен с моими словами!   Умение собаки хорошо искать белку необходимо  и для охоты на другие виды,  как пушнины, так и зверя. Не буду приводить для этого ряд примеров,  что  с моими  фанатичными  бельчатницами  я  успешно добываю во время промысла  соболей,  росомах,  боровую дичь и лосей. Таким же ярким примером может служить полевой чемпион состязаний по белке ЛЕШИЙ 6974/07 вл. В.Д.Речкин  который работает на охот-промысле по разным видам включая медведя.  Происхождением  Леший от полевой чемпионки Всероссийских состязаний 2003года по вольерному кабану в паре  Найды Пономаренко Н.Н.,  однако  в умелых «руках», при правильной натаске щенка получился универсально работающий кобель.  Леший к тому же, не игнорирует работать и по подсадным видам. Попади такой щенок к владельцам которые считают что нужно с детства пресекать всякий интерес щенка к мелочи и особенно белке,  очень много шансов что из  него  получилась бы такая же травильная собака не умеющая искать в тайге, в лесу  и даже в не очень-то  большом кабаньем вольере.

  3.)   Вот  третий пример того, что есть лайки с отличным чутьём и  есть травильные, не имеющие такого,  или по крайней мере не умеющие им пользоваться: Заехали мы как то на ту же притравочную станцию Андреевского охотхозяйства  испытать собак по вольерному барсуку. Эксперты: Всероссийской категории  В.Д.Речкин из  города Нефтеюганска  и  эксперт второй  категории Лещенко А.Л. из  г. Ноябрьска.  Моя сука - чемпионка мира 2006года О-Я 5214/04 сработала  тогда на диплом  II степени по вольерному барсуку.   Когда испытали всех собак , а их было немного штук 8-10. Пришла пора отлавливать барсука, садить его в клетку  установленную в прицепе автомобиля  НИВА .  Владельцу барсука пришлось побегать по кабаньему вольеру  с  сачком в руках и своей западносибирской сукой имеющей несколько дипломов  по барсуку в том числе и второй степени как и моя О-Я.  Но время шло надо было разъезжаться по домам, а барсука найти не получалось.  Видя горящие охотничьим азартом глаза Ои,  её напряжение стойка,  отчаянный просящий лай внутрь вольера ( она была привязана с наружи вольера возле калитки),я понял что она попросту чувствует близкое присутствие барсука прямо сквозь сетку  забора,  находясь за пределами вольера.  Сука владельца в это время беспорядочно носилась по всем натоптанным тропинкам в том вольере.  Когда уставшие от поисков эксперты появились возле калитки вольера я предложил им помочь найти  зверька  запустив  в вольер Ою.  Вадим Дмитриевич предварительно справившись у меня не будет ли О-Я драться с той сукой что находилась в поиске и услышав ответ что не будет,  так как чует барсука  прямо из за забора и ей охотничий азарт не позволит драться, когда  рядом зверь семейства куньих (она к тому времени имела уже достаточный опыт работы по соболю)отдал команду забирать суку владельцу барсука, объяснив это тем,  что время не терпит,  надо ехать и сейчас мы пустим более чутьистую лайку. Пока владелец звал свою сучку, (послушанием она тоже не отличалась) мне скомандовали  ЗАПУСКАЙ  свою чутьистую!   О-Я  пролетев мимо бегущей к калитке собаки буквально в метре,  злобно залаяла  буквально на пятой- седьмой секунде после запуска, обнаружив спрятавшегося в кустиках зверька.  О-Я  злобно облаивая начала закручивать барсука где владельцу и удалось накинуть  на него сачёк.  Барсук  успешно был водружён в свою клетку в прицепе и мы поехали к себе на север.   До города Сургут,  я ехал в машине с Вадимом Дмитриевичем  и по дороге он признался в том,  что много стало попадаться лаек со слабым чутьём, и большое количество собак превращаются действительно в травильных, так как  их владельцы таскают своих питомцев на многочисленные притравки по подсадному зверю вырабатывая в них смелость и злобу,  вовсе не задумываясь что куда важней,  научить собаку искать в лесу.  И начинать надо прежде всего с белки.  Похвалив  мою обладательницу прекрасного чутья   Дмитриевич отметил, что она пронеслась не опуская головы,  то есть она чуяла  барсука верховым чутьём и её неплохо бы мне, свозить  на испытания по кровяному следу,  добавив при этом, что у неё есть все шансы получить диплом первой степени.   По кровяному следу я её так и не испытал, (далековато ехать, а рядом нигде к сожалению не проводят),но во время работы по белке,  соболю, глухарю  и так прекрасно выявляются собаки с отменным чутьём!    Мне не хотелось бы, узнать что взятые в нашем питомнике  довольно  дорогие  щенки,  став  взрослыми  красивыми  собаками, ходят во главе рингов  на различных  выставках, но при  этом  превратились   в  травильных  собак  (которые  не приносят никакой помощи  своим  владельцам  на реальных ходовых  охотах в тайге).   Поэтому, прежде чем  решить для себя   как  и  каким образом  приступить  к  натаске, начинающим  любителям  охоты  с лайкой,  я советую  прочитать  следующие  статьи  приблизительно  по  этой  теме:      К вопросу о зверовых лайках     Корнейчук Б.Л.Источник: www.oxotsib.nm.ru,  С лайкой за куницей и соболем  Игорь Шперов "Охотничьи собаки" №3/2000 ,               Сохранить культуру охоты с лайкой    Григорий Насыров,     Западносибирская лайка вчера, сегодня, завтра? Написал Вадим Речкин,  "Перекосы приоритетов или несовершенство стандарта?"   Эксперт - кинолог Всероссийской категории,   член комиссии по группе " Лайки "  В.Д.Речкин  Февраль 2001 года    Ханты - Мансийский автономный округ.Западносибирская лайка, 
Проблемы сохранения и улучшения породы В. КУРИЛКИН ,  эксперт-кинолог Всероссийской категории по породам и испытаниям лаек.
 
( Все эти статьи можно прочитать на нашем сайте  www.siblayka.ru   на страничке   СТАТЬИ )

    Владелец питомника «С ТУРУХАНСКОГО КРАЯ»  Александр Зубов.
 
Западносибирская лайка: проблемы сохранения и улучшения породы Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
25.02.2010

Западносибирская лайка:

проблемы сохранения и улучшения породы

 

В. КУРИЛКИН, эксперт-кинолог Всероссийской категории по породам и испытаниям лаек

 

Западносибирская лайка - самая распространенная порода охотни­чьих собак на территории России. Не­прихотливая в содержании, выносли­вая, обладающая высокими рабочими качествами, она заслуженно снискала любовь и уважение охотников. Особой любовью она пользовалась у промысло­вика, ведь зачастую добытая с ней пуш­нина определяла благосостояние его семьи до следующего охотничьего се­зона.

В 70-е годы нам с товарищем дове­лось две недели белковать в глубинке Архангельской области с опытным охот­ником Александром Петровичем Вешняковым, прозванным за острый глаз Зыряном. Еще затемно, встав на лыжи, отправились в путь. Его невзрачная на вид западносибирская лайка неутоми­мо, лишь изредка показываясь, обша­ривала угодья. Моя лайка вначале ста­ралась от нее не отставать, но в конце концов сказалось комнатное содержа­ние и оставшуюся часть пути она дер­жалась возле нас. Настойчивость хо­зяйской собаки была вознаграждена куницей, которую она выгнала из буре­лома. Уставшие после 30-километрово­го перехода по заснеженной тайге (к Александру Петровичу это не относит­ся, невзирая на преклонный возраст), наконец-то добрались до избушки. Ра­стопив печь, взялись за приготовление ужина, но тут же последовало нарека­ние: вначале надо накормить собак, а уж потом себя.

В тяжелые годы войны Александр Петрович, как опытный охотник, был освобожден от службы в армии и зани­мался охотничьим промыслом, постав­ляя фронту мясо, а две его лайки были поставлены на довольствие и получали паек в виде круп или муки. Эти два эпи­зода подтверждают значимость лайки не только для охотника, но и для госу­дарства. В те же 70-е гг. в Ленинграде ежегодно проводился международный пушной аукцион, где наше мягкое золо­то пользовалось большим спросом, особенно шкурки знаменитых баргузинских соболей, и немалая в том заслуга западносибирской лайки.

Племенная работа с западносибирской лайкой, начатая в 1928 г., дала свои поло­жительные результаты. К 70-м гг. прошло­го столетия поголовье ее в Москве и об­ласти достигло более 2000. У истоков по­роды и ее развития стояли такие автори­теты как И.И. Вахрушев, И.С. Зажилов, П.А. Беляев, А.А. Трещалов, В.В. Григорь­ев, Л.В. Ушакова.

Центральным органом в области охотничьего собаководства являлся от­дел охотничьего собаководства Московского общества охотников, а связу­ющим звеном с районами - секция лаек и при ней племенной сектор запад­носибирской лайки. Ряд районов, име­ющих право самостоятельной племен­ной работы, согласовывали планы вязок с племенным сектором западносибир­ской лайки секции лаек. Таким образом велась целенаправленная племенная работа, давая возможность координи­ровать племенную работу в регионе, направленную на устранение всего не­желательного в породе и на повышение как качества экстерьера, так и рабочих качеств западносибирских лаек. Каж­дый год мы получали по 100 пометов, удовлетворяя запросы щенками как любителей, так и промысловиков.

Западносибирские лайки московской селекции пользовались большим спро­сом, и сейчас во многих родословных в 5-6 коленах можно встретить москов­ских собак. Племенные производители на тот период составляли 9 племенных линий. В каждой линии были свои лиде­ры, обладавшие высокими рабочими и экстерьерными качествами и устойчи­во передававшие эти качества потом­кам. Вот некоторые из них. В линии ч. ВСХВ Тобола - Дик 3666/лзс Благодетелева, его сыновья Верный 5361/лзс Михайлова и Алдан 7148/лзс Евсеева. В линии Рубина 1094/лзс Симановского Байт М-4923/зсл Ладанова оставил за­метный след в породе. От пары ч. Чижа 1531/лзс Юдахина и ч. Елки 1771/лзс Байкова получена целая плеяда собак,

прекрасно работающих по пушному зве­рю. Единственный недостаток этого со­четания светло-карий глаз. В линии Чанлика 1007/лзс Власова целый ряд ярких производителей: ч. Буран 2985/лзс Кинякина, ч. Аркан 5036/лзс Гаврилова, ч. Ингур 5801/лзс Кинякина, ч.п.ч. Миш­ка 8936/91 Соколова. Потомки линии ч. Аяна 2419/лзс Иконописцева пользова­лись большим спросом у лаечников: Игрим 4886/лзс Лопатина, ч. Юган 8618/лзс Шандарова, его внук ч. Амба 3005/00.

В 1990 г. на Тверской выставке охот­ничьих собак был показан Амур 8716/лзс Погодина, происходящий от омских со­бак. Прилив свежей крови дал положительные результаты. Потомки первого и последующих пометов зарекомендова­ли себя как высоко экстерьерные, хоро­шо работающие по белке. Его начали широко использовать в селекции и к 2000 году в секции было зарегистриро­вано 13 кобелей, что позволило создать племенную линию ч. Амура Погодина. В группу Барсука 1593/лзс Николашина, переименованную в племенную линию п.ч. Белада 4950/лзс Григорьева с вы­раженными зверовыми качествами, входили такие яркие производители как ч.п.ч. Волчан 0748/94 и п.ч. Волгарь 1478/96 Волкова, п.ч. Белад 2400/99 и Волгарь 2399/99 Богуславского. Нельзя не отметить линию Волчка 2577/лзс Кон-доровского. Потомки чемпиона многих состязаний по зверю этой племенной линии Надыма 1268/95 Храпко широко разошлись по многим регионам России.

Экономические потрясения в стране внесли существенные изменения в лайководстве не в лучшую сторону. Резко сократилось число любителей лаек, ушли времена, когда лаечник мог вые­хать в любую область на белкование или взять путевку на охоту со своей соба­кой по месту жительства. Пришли вре­мена, когда все труднее попасть в охот­ничьи угодья, поскольку они становят­ся частными владениями со всеми вы­текающими отсюда последствиями. "Охота, захваченная новоявленными денежными мешками и прочими дель­цами от охоты, становится недоступной для рядового охотника». Более точного определения не подберу.

Вот и приходится вывозить собак на притравки по кабану или барсуку, где от собаки особо не требуется ни чутья, ни быстроты поиска. О каком поиске мо­жет идти речь на ограниченной терри­тории вольеры площадью 4 га для каба­на и 1 га для барсука. Быстрота поиска проявляется только при охоте по воль­ному зверю. Только на охоте по белке (как наиболее распространенному объекту охоты) выявляется и совершен­ствуется весь комплекс чутья у собаки (обоняние, слух, зрение) и слежение за перемещением зверя. Этими качества­ми обладает только лайка, наша наци­ональная гордость.

Фактор добычливости прямо пропор­ционален быстроте поиска. Это показа­ли в 2008 г. 1-е Всероссийские состя­зания лаек по белке в Алтайском крае, где мне довелось участвовать в каче­стве председателя экспертной комис­сии. Средний показатель быстроты по­иска испытуемых нашей комиссией со­бак составил 8,6 балла. Этой же осенью проводились Московские межрегио­нальные состязания лаек по белке, где этот показатель составил 6,1 балла. Из 107 производителей, включенных в план вязок на 2009 г., только 18 или 16,8% собак имеют дипломы по белке.

С введением тренировочно-испыта­тельных станций появилась возмож­ность выявить у своей лайки склонность к работе по тому или иному виду зверя, но не более того. Рост мастерства, по­иск вырабатывается в лесу, при непос­редственном контакте со зверем.

В связи с сокращением числа люби­телей лаек, сокращается количествен­ный состав производителей в племен­ных линиях, а некоторые линии находят­ся на грани угасания. Например, линия ч. Аяна 2419/лзс Иконописцева. В бы­лые годы эта линия состояла из 16 ко­белей, сейчас в ней 6. От линии Бурана 2985/лзс Кинякинэ осталось также 6 кобелей. Некогда многочисленная пле­менная линия ч. Амура 8716/лзс Пого­дина славилась устойчивыми рабочими качествами по белке. Сейчас из остав­шихся 6 кобелей только два имеют по одному диплому по белке. Относитель­но благополучно состояние линии Руби­на 1094/лзс Симановского. Положи­тельным фактором является наличие трех потомков п.ч. Чука 0945/95 с пре­красной головой и высокими рабочими качествами. На линию Кэзыма Парши­на (8 кобелей) племенному сектору сле­дует обратить пристальное внимание, поскольку Мусат 5578/05 Панькова ус­тойчиво передает своим потомкам предпочтительный в породе темный глаз с косым разрезом век, что так не часто встречается в породе. Буквально из пепла возродились две племенные группы, переименованные в линии: это линия Икара 4816/лзс Липова и линия Унгура 4374/лзс Акимова. Основой ли­нии Икара являются: Амикан 4580/03 Волкова, ч. Барс 2495/99 Погарского. В линии Аяна 3046/00 Быкова 10 произ­водителей, в линии Унгура Акимова 12. Последняя линия характеризуется большей склонностью к работе по мед­ведю, чем отличается и сам Унгур.

Самая многочисленная племенная ли­ния п.ч. Белада 4950/лзс Григорьева, которую поддерживают 21 кобель. Эта линия, как и линия Унгура, обладает ярко выраженной склонностью к работе по зверю, с большим смещением к работе по кабану, и такие производители как Аи 3041/00 Малютина, Волгарь-М 4582/03 Волкова, Иртыш 4812/04 Довгаля име­ют в своем активе дипломы I степени по кабану.

Сокращение числа кобелей в племен­ных линиях коснулось в первую очередь собак, работающих по пушнине, что вполне объяснимо. В пушнине государ­ство не нуждается, а частные лавочки дают такую цену, что затрачиваемый труд и средства не оправдываются.

Все сложнее стало привлекать лаечников на ежегодные состязания лаек по белке. Секция лаек МООиР делает все возможное для сохранения собак, ра­ботающих по пушным зверям. Не пер­вый год проводятся соревнования мо­лодых лаек по белке. Однако жизнь дик­тует свои правила и будущее лаек-пуш­ников весьма проблематично. За 2008 г. в секции лаек зарегистрирова­но 130 западносибирских сук, которые были включены в план вязок. От этих вязок получено 25 пометов от 29 сук (126 щенков), это 22,3% от общего чис­ла зарегистрированных. Объяснение тому - низкий спрос на щенков. В то же время существует практика ввоза мо­лодняка из других регионов страны. Слов нет, прилив свежей крови поло­жительный фактор для породы, когда известно, что берем и как скажется на породе. К сожалению, получаем то, что не надо. Так, в свое время был завезен Кухтым 2933/00 от вязки Тумана 1898/97 Вагенлейтера и Вильвы-И 9872/92 Сави­на. В результате включения Кухтыма в племенное использование стали выяв­ляться собаки с неполной зубной форму­лой, даже у его потомков в третьем по­колении. У вывезенной из Вологодской области Тигры 7335/07 от Ермака 3221/01 Пескишева и его же Айки недостает четы­рех премоляров. На прошедшей зимней Выставке клуба «Лайка» из 29 сук средней и старшей возрастных групп недостача зу­бов выявлена у шести - 20,6 %, а ведь это сегодня племенной материал.

С развалом Советского Союза разва­лилась и единая структура охотничьего собаководства. Образовались отдель­ные клубы, где каждый размножает со­бак по своему усмотрению. В результа­те порода западносибирской лайки московского региона теперь обладает общими характерными недостатками: коротким остевым волосом, отсутстви­ем резко косого разреза век (да и ко­сого тоже), и, конечно, не может не вол­новать состояние зубной системы.

Как мне видится, устранение этих не­достатков возможно лишь при согласо­ванном ведении племенной работы под единым руководством кинологическо­го отдела Росохотрыболовсоюза всеми секциями и клубами, разводящими за­падносибирских лаек, с четким понима­нием стоящих перед породой проблем. Только тогда можно вывести ее на дол­жный уровень.                                                                                                                                                                                                                         В. КУРИЛКИН, эксперт-кинолог Всероссийской категории по породам и испытаниям лаек 

 
Кормление охотничьих собак Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
21.02.2010

Устойчивость печени и почек собаки к вредным воздействиям значительно ниже, чем у человека, поэтому все острые приправы, соусы, соления, копчености, кондитерские и мучные изделия для пса вредны и могут привести к нарушению обмена веществ, ожирению, одышке, заболеваниям внутренних органов.

Кормить собаку всем тем, что едите вы, не следует!

Пищеварительная система собаки - система хищника-мясоеда. Собака не жует, а отрывает и заглатывает большие куски пищи. Ее развитые хищные челюсти требуют деятельной работы, они не предназначены для манной каши и сладостей. Пищеварительный тракт требует однообразного кормления концентрированными кормами. Никаких супов, болтушек, жидких каш водоизмещением с ведро не должно быть даже для очень крупных собак.

Хищник в природе съедает добычу с обилием крови, содержимым желудка и кишечника, мелкими и крупными костями, кусочками шкуры. Кровь можно заменить водой и соленой селедкой, кости - сырой косточкой, шкуру добычи - шкуркой овцы и кролика, содержимое желудка - вареным рисом. Больше всего собака любит мясо, но не отказывается и от рыбы. Желанное лакомство - хрящи и нежные говяжьи кости. Сгрызая их, собака укрепляет зубы, а главное - удовлетворяет потребность в минеральных солях. Мясо не должно быть постным. Собака переносит до 15 г жира на килограмм своего веса. Кормить можно и свининой, не надо опасаться глистов - магазинное мясо проходит экспертизу. Задохнувшееся в полиэтилене мясо может вызвать отравление, поэтому хранить его лучше в пергаменте в морозильной камере.

Но лучше жирным не злоупотреблять, вышесказанное относится к здоровым животным, но в пределах города слишком много заразы всякой, и состояние печени многих собак далеко от идеального (со слов ветеринаров).

Ежедневно собаке необходимо10-25 г сырого мяса на 1 кг веса, но можно в крайнем случае и 5 г. Для крупных и рабочих собак необходимо 2-3 кормления в день маленькими порциями. В миску кладут куски рыбы и мяса в соотношении 2/3 мяса и 1/3 рыбы. В качестве наполнителя можно использовать отварной рис с животным жиром или растительным маслом (отдельно рис давать нельзя). Добавляют 5-15 г сырой печени (для пополнения витаминов A,D,E).

В пищу можно включить творог (сырники или творожники усваиваются плохо), вареное яйцо, селедку. Костный столярный клей лучше заменить сырой косточкой с жиром.

Молоко полезно только кормящим сукам и щенкам, притом только свежим или сквашенным (прокисающее может вызвать расстройство пищеварения). Длительное молочное кормление ведет к полноте и вялости пищеварения щенков.

На полу в плоской миске всегда должна быть чистая свежая вода.

Средним собакам в день необходимо 300 г мяса, 100 г молочных продуктов 150 г отварного риса или хлеба, 25 г жира, 20 г костной муки. При повышении нагрузки калорийность увеличивают за счет жиров и белков, но не углеводов.

Аптечные витамины при правильном кормлении не нужны. Избыток витамина D, фитина, глицерофосфата кальция может привести к противоположным результатам. Витамин С собаки синтезируют сами.

Один разгрузочный день в неделю (немного сухарей и чистой воды) не повредит взрослой собаке - всегда будет хо-роший аппетит и не будет привередничать в еде.

Стручковые (горох, бобы, чечевица) кишечник собак не переваривает, они вызывают брожение и газы. Нельзя давать горячий, прокисший, перебродивший или замерзший корм. Очень вредны вареные кости. При варке их компоненты сильно денатурируются и собака неспособна их переваривать. Поедание вареных костей ведет к образованию известкового кала, ко-торый с трудом проходит и раздражает стенки прямой кишки. Нередко бывают проколы кишечника вареными костями, в то время как сырые, даже трубчатые не повреждают кишечника (по выводам ветеринаров).

Яичная скорлупа и мел усваиваются не более чем на 3 процента, поэтому добавлять их в пищу нет необходимости.

КОРМЛЕНИЕ ЩЕННОЙ СУКИ требует большего внимания, т.к. зародышам необходимо много белка и минеральных солей для построения скелета и мышц. После 3 недель рацион необходимо увеличить вдвое, но корм не должен быть объемным - нежирное мясо, высокосортные внутренности, косточки с жиром, творог, сыр, вареное яйцо. Кормят суку 3-4 раза, чтобы не перегружать органы пищеварения.

Существует и противоположное мнение - во второй половине беременности суку не следует кормить обильно, накормить её досыта всё равно невозможно, а плод переразвивается и роды могут оказаться более затяжными, чем обычно. Фамилии заводчиков приводить не буду, но и у моей суки (по моему незнанию) подобная проблема была.

После появления щенят рацион увеличивают в 4 раза при четырехразовом кормлении.

ЩЕНКИ сосут мать до 1.5 месяцев. С 23 дня они могут лакать молоко из миски. Примерно в это время уменьшают рацион матери. Прикорм начинают со смеси молока с сырым яичным желтком (1 на 1 стакан молока). Собаки тяжело переносят измене-ния в кормлении, поэтому прикорм начинают еще при кормлении материнским молоком. Продавать щенят до 2.5 мес. преступ-ление. С 23 дня (к этому сроку начинает вырабатываться полноценный желудочный сок) начинают давать сырое мясо (сначала скобленое потом фарш и мелкие кусочки). Овощи и фрукты лучше давать в проваренном или протертом виде.

Давать детское питание не следует, т.к. его баланс питательных веществ собаке не подходит. В период роста щенков следует вволю кормить мясом, причем только сырым. Нормальная потребность в пище у них - через каждые 2-3 часа.

При смене зубов щенкам крайне необходимы говяжьи кости, которые они могут разгрызать. Их можно давать с 35 дня жизни. Давать маленькие и расщепляющиеся кости нельзя. Щенки, получающие костный клей не грызут мебель и не ищут известь и мел.

До 2 мес. малышей кормят 6 раз через равные промежутки (4 раза не мясной и 2 раза мясной пищей). В 2-4 мес. - 5 раз (2 р. мясом). В 4-6 мес. - 4 раза. В 6-9 мес. - 3 раза. Старше 9 месяцев - 2 раза (1р. мясом). После каждого кормления и после сна щенков выводят во двор так они учатся чистоплотности.

ИГРУШКИ для собаки

Можно дать сырую косточку, кусочек некрашенной овчины. Если на полу есть кусок шкуры травоядных, косточка - то щенок не будет портить ковры, шерстяные вещи, обувь и кожу. Он будет играть и съедать кусочки шкурки или косточки, как и положено хищнику. Проглоченная шерсть и кусочки кожи благополучно выйдут наружу. Если щенок и срыгнет - ничего страшного, т.к. это даже необходимо раз в месяц для очищения желудка.

Резиновые и пластмассовые игрушки давать не следует, т.к. проглоченный кусочек такой игрушки под действием соляной кислоты желудочного сока набухнет и может образоваться пробка в кишечнике.

Племенной сектор Объединенных секций ВОО Московского региона

 
Охотничьи лайки Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
21.02.2010
Охотничьи лайки 

"Охотничьи лайки являются главными помощниками охотников в обширных лесных зонах северной Европы и Азии. Как убедительно утверждают охотники, хорошая охотничья лайка является для них самым лучшим оружием. В сущности это всесторонняя охотничья собака. Еще в девятнадцатом столетии выдающиеся русские кинологи стремились включить множество видов этих лаек в отдельные породные группы с тем, чтобы путем дальнейшей селекции закрепить их выдающиеся охотничьи способности. В 1898 году в России вышла в свет первая книга о лайках М. Г. Дмириевой - Сулимы, в которой на основе обобщенного опыта охотников -промысловиков и теории специалистов лайки получили высокую оценку. В 1920 году В. И. Ленин подписал "Декрет об охоте", давший направление ново создаваемой кинологии в Советском Союзе."

Ссылка на источник: http://www.kulichki.com
 
Приучение к выстрелу Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
21.02.2010
Все охотничьи собаки, как правило, выстрела не боятся и специального приучения к нему не требуют. Исключение представляют собаки трусливые, тормозные, со слабой нервной системой, весьма болезненно реагирующие на сильные звуковые раздражители.

Такие собаки являются неполноценными для охоты и племенных целей, так как приучить их к безразличному отношению к выстрелу очень трудно, а при использовании их для племенных целей получается потомство с такой же слабой нервной системой. Собак такого типа поведения следует заранее, не менее как за месяц до начала охоты, начать приучать к выстрелу. Для этого полезно использовать стенд, где производится стрельба по тарелочкам. В начале приучения располагаются с собакой не ближе 150 м от стрелков. После каждого выстрела или дуплета собаку оглаживают и дают ей кусочек "лакомства", Постепенно, после многократных повторений, у собаки звук выстрела превращается в условный пищевой раздражитель. Поэтому после выстрела собака начинает повиливать хвостиком и тянуться к дрессировщику за "лакомством". После этого с собакой начинают приближаться к стрелкам, постепенно сокращая расстояние до 20 – 25 шагов.

Чтобы у собаки повысить жадность к "лакомству" и этим облегчить и ускорить ее приучение к выстрелу, не надо кормить ее перед выходом на стенд.
 
Пямятка по выращиванию щенка Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
19.02.2010

Место для щенка должно быть не на сквозняке и вдали от отопления в комнате владельца, сначала лучше вблизи его постели. Укладывая щенка на подстилку (в наволочке) нужно повторять: "место, место".

Чтобы приучить щенка к чистоте в комнатах, его нужно (сначала в хорошую погоду) выносить на улицу на руках сразу же после сна, еды или игры. Опускать на траву, только когда завертится, а после того, как он справит свою нужду, немедленно уносить домой, чтобы понял, зачем его выносят на улицу. Гулять, пока не сделаны прививки от чумы (и 2 недели после) не надо. Пока на улице сыро и холодно, щенка можно приучить оправляться дома в одном месте на тряпочку или в песочек.

_________________________________________________

> На наш взгляд - лучше к дому не приучать, щенки после этого на улице не оправляются, а после прогулки с удовольствием делают это дома в любимый песочек или на тряпочку, а когда тряпочку уберут - просто на пол. Отучить будет сложно, особенно сучек.

Кормление:

  • месячного щенка нужно кормить 6 раз в сутки,
  • 2-3 месячного - 5 раз,
  • 3-4 месячного - 4 раза
  • 5-6 месячного - 3 раза ( до года).
  • После года - 2 раза в день.

Из продуктов щенку необходимо молоко (0,5-0,8 л.), мясо (сырая говядина без жира и вареное мясо и курица в супе) в 1,5-2 мес. 150-200 г. в день, а от 5 мес. 400-500 г.; крупы: гречка, геркулес, пшено в виде густой каши (с мясом или маслом ) или в супе ; овощи: тертая морковь с маслом (подсолнечным или сливочным), сметаной или в супе, капуста свежая или квашеная (вареная или сырая); желток яйца (один в 3-4 дня); костная мука, глицерофосфат кальция (от 2 до 6 таблеток); витамины А и Д (растворы в масле по 1 капле в день, чередуя А и Д); кальцинированный творог (1 ст. ложка хлористого кальция 10% на стакан молока, перед вскипанием); соль (1-3 г. в день по мере роста щенка, чтобы казалось недосоленным); пекарские дрожжии (комочек через день). Никогда нельзя давать .собаке сырую свинину, сырые почки, сырую птицу, сырую речную рыбу .

Нельзя: запирать собаку в машине даже ненадолго, гулять в городе без поводка и длинной веревки, подпускать к другим собакам (особенно, к догам, овчаркам, доберманам и лайкам, фоксам, ягдам, шнауцерам), разрешать подбирать с земли что бы то ни было.

Прививки: от бешенства не ранее года, от чумы:1-ая - 5 недель или в 2,5 месяца, 2-ая - после смены зубов в 5,5 мес., затем - ежегодно после марта; от энтерита - не ранее, чем через 3 недели после прививки от чумы. Любую прививку можно делать только совершенно здоровой собаке, а после прививки в течение 3 недель обращаться , как с больной (не мыть, не купать, гулять мало, не давать бегать, даже не ругать, не брать с собой на дачу или гулять в поле или в лес ).

После прививки импортными вакцинами желательно через 2-3 месяца привить "вакчум".

_________________________________________________

> (??) - это было давно

Принеся щенка домой, не устраивать "смотрин", не показывать щенка знакомым, гулять только в одиночестве, избегать собак и детей.

_________________________________________________

> Но после прививок совершенно необходимо "познакомить" с другими собаками, и лучше не оттягивать этого, собака должна “с младых когтей” обучаться общению с себе подобными, иначе потом ей трудно будет входить в коллектив, она может агрессивничать без повода, либо стать истеричной трусихой. Эти проявления неустойчивой психики скорее всего не возникнут, либо пройдут при взрослении (при половом созревании поведение собаки может резко измениться), но лучше не рисковать, и постараться исключить даже небольшую вероятность таких проблем.

Обращаться с собакой всегда ровно : никогда не бить, не ругать, а лучше стыдить. Иначе собака может озвереть и стать неуправляемой. Наказывать только при совершении нежелательных действий и ни в коем случае после того, как щенок уже что-то натворил.

Отработка команд должна проводиться в игре, чтобы щенок не утомлялся. Щенок к 3 мес. должен знать кличку; выполнять команды: ко мне, сидеть, лежать, прибегать на свист. К 8-10 месяцам должен безукоризненно выполнять одну из команд "сидеть ","лежать " или" стоять ", поданную с любого расстояния в любую погоду. Команды могут подаваться голосом и жестом. Месяцев с 2-3 можно начинать учить подавать поноску (не более 3-4 раз в игре ), давать играть с поноской нельзя. После выполнения каждой команды поощрять щенка лакомством . Во время прогулок щенка нельзя переутомлять, периодически надо дать отдохнуть на подстилке, успокаивая и поглаживая.

Щенки очень подвержены простуде, боятся сквозняков. После прогулки под дождем и снегом, после купания щенка необходимо обтереть насухо и завернуть.Племенной сектор Объединенных секций ВОО Московского региона  
 
К вопросу о зверовых лайках Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
19.02.2010

При породном ведении собак неизбежно возникают контакты с другими охотниками - лайчатниками, как непосредственные, так и виде переписки, в результате которых происходит взаимный обмен опытом. Чаще всего при подобном общении обсуждаются весьма частные, конкретные вопросы, представляющие интерес, как правило, лишь для общающихся, но иногда возникает необходимость обсуждения проблем общего методологического плана, которые могут представлять интерес и для более широкой аудитории.

Пару лет назад я получил письмо от одного охотника, который посетовал нём на своих западносибирских лаек неплохих кровей, которые, по его представлениям, недостаточно эффективно работали по изюбрю. В связи с этим он просил написать ему о моих собаках, про их работу по изюбрю и в заключение высказал желание приобрести щенка от собак, которые работали бы по изюбрю "без сильной натаски, чтобы у них было это в крови". Я решился опубликовать свой ответ на это письмо только в связи с тем, что ошибочное убеждение в том, что есть собаки, работающие по тому или иному зверю без всякой натаски (а вернее, без какого-либо должного воспитания щенка). К сожалению, довольно типично.

Письмо незначительно отредактировано, чтобы исключить личностные аспекты переписки.

В порядке примечания - в Присаяньи, где я охочусь, водится не изюбрь, а его близкий родственник марал.

"Уважаемый NN, отвечаю на Ваше письмо о зверовых лайках. Прежде всего, хотел бы отметить, что приверженность их к работе по изюбрю, как и по другому конкретному зверю, по потомству в образе, подобном фотографии, не передается.

Передаются по потомству три группы признаков:

1. Нервно-психологические особенности, проявляющиеся в поисковой активности, возбудимости, агрессивности, устойчивости нервной системы при ее сверхнагрузках и т.п.

2. Физиологические особенности: характер обменных процессов, воспроизводство энергетических ресурсов, особенности терморегуляции и т.п.

3. Морфологические особенности: рост, строение скелета, форма головы, шерстный покров, углы сочленения конечностей и т.п.

Все три группы признаков между собой, по природе, не взаимосвязаны - это очень важно понять. Однако, у типичных зверовых собак и типичных соболёвых (пушных) собак набор этих характеристик, даже в рамках одной породы, вполне определенный, но принципиально разный. Сохранение комплекса тех или иных характеристик при ведении кровных линий зверовых или соболёвых собак осуществляется путем искусственного отбора (селекции) лучших производителей по поведенческим реакциям, физиологии и экстерьеру (морфологии) при жесткой отбраковке негодных особей. В природе, например у волков, отбраковка происходит естественным способом - за счет жесточайших условий выживания, в которых выживают лишь самые совершенные во всех отношениях особи.

При неграмотном заводском разведении лаек бывает так, что собаки обладают отличным экстерьером, но у них утрачен, размыт комплекс необходимых поведенческих реакций - из таких собак хороших охотниц не получается. С другой стороны, у типичного ублюдка (беспородной особи) случайным образом может сложиться необходимый комплекс нервно-психологических характеристик, при подходящем росте и весе, что может способствовать его использованию как отличной зверовой собаки. Известны примеры использования в прошлом именно таких собак дальневосточными тигроловами. Мне известна пара стай таких малопородных собак у нас в Красноярском крае, которых успешно используют для травли (добычи) медведей.

Исходя из вышесказанного, следует, что зверовых щенков можно отбирать двумя способами: либо по комплексу поведенческих реакций, который в обязательном порядке должен быть у зверовой собаки, либо приобретением от потомственных зверовых собак, у которых, по крайней мере, в двух-трех поколениях предков, отсутствовали особи, нетипичные для данной кровной линии - большинство щенков отобранных этим способом, в разной мере, но будут обладать необходимым нервно-психологическим типом.

Если удалось приобрести щенка, отвечающего всем необходимым требованиям, то это еще не значит, что из него получится хорошая зверовая собака. Далее все зависит от среды (условий), в которых воспитывается щенок. Невозможно вырастить хорошую промысловую лайку из щенка любой отличной потомственной линии, заперев его до периода охоты в вольер, посадив на цепь или, наоборот, отпустив его шастать по помойкам. Щенок должен втравливаться в работу с детства - рвать старую звериную шкуру, питаться побойным мясом, уметь преследовать и убивать все, что разрешает убить хозяин, при полном ему подчинении. Щенки, которые в раннем детстве не бывали в тайге, впоследствии, как правило, в таежных условиях блудят, т.к. у них не развиты ориентировочные реакции, нет опыта контролирования хозяина по слуху, нет навыка поиска его по следу.

Далее, в начальный период использования молодой собаки на охоте, определяющим может оказаться первый положительный опыт, т.е. первый успех в добыче зверя (часто случайный). Лучший и более надежный результат получается при втравливании в зверя со старыми, опытными собаками. Если нет таких собак, то добыть зверя, а затем растравить молодых собак уже на убитом или зараненном звере должен сам хозяин, который в этом случае должен иметь крепкие ноги, настырный характер и знать биологию зверя - промысловая собака воспитывается на крови. Если было пять-шесть бесплодных первых попыток, то у некоторых молодых собак интерес к зверю может снизиться. Примечательно, что втравленные в зверя собаки часто без особого азарта работают по пушному зверю, в том числе и по соболю - преимущественно лишь по горячему следу (накоротке).

Кстати, Ваши собаки нерешительно ведут себя с изюбром, вероятно, именно по причине того, что не знают, что с ним делать в конце-концов, т.к. не обучены его рвать (убивать).

Охота с собаками на изюбря (марала) специфическая. По черной тропе или малоснежью она часто малопродуктивна. Если только зверь от наглости сразу не вскочит на скалку, не влетит в бурелом или речной омут, то уходит быстро, ходит широко, собаки пропадают сутки, а то и двое-трое. Если они не знают местности, то могут не вернуться, потеряться. Лучшие результаты получаются по глубокому снегу, когда зверь начинает брюхом чертить снег - собаки подводятся к известным местам отстоя марала (к стойбам) на поводке. Еще более результативной может быть охота по настам, но это уже браконьерская охота.

Таким образом, жестко специализированная зверовая собака может практически использоваться лишь в условиях специализированной промышленной охоты (в т.ч. браконьерской). На другие объекты охоты с такими собаками порой не стоит и рассчитывать. Лично меня такие собаки не удовлетворяют, хотя собаки испытанных зверовых линий у нас есть. Дело в другом - мы, как правило, занимаемся соболёвкой, а медведя и зверя добываем попутно, считая, что лучше всего, если собака преследует зверя на махах, как волк - 500-600 метров, не более. В случае если собака безоглядно втравливается в зверя, хозяин готов от нее освободиться.

Со своим последним кобёлем из-за его страсти к маралу, я первые два года вынужден был уходить из черной тайги и соболевать на старинных гарях. Отучал его от этого как мог, тем более что охота с ним по маралу не была результативной. По маралу (лося на моих угодьях почти нет) он работал слишком напорно. В то же время брал марала, даже в малоснежье, из-под соболёвой суки, которая работала деликатно, не приближаясь к зверю ближе 10-15 метров. Кобель же был отличным медвежатником и дал устойчивую линию зверовых потомков (медведь, лось, марал), даже в пятом-шестом поколениях. Таким образом, бывают собаки злобные и напористые, но встречаются и отлично работающие по лосю и маралу не обязательно злобные, но настырные одиночки, как кобели, так и суки. При работе по глубокому снегу собаки должны быть обязательно злобными.

В заключение хотел бы заметить, что марал (изюбрь) - зверь "нотный": не захочет бежать от собак - не побежит, и будет их гонять, а не они его. Я видел в тайге место, где марал-трехлеток отбился от волков; сам добывал зверьков со старыми шрамами на ляжках. Так что требовать от собаки, чтобы она останавливала изюбря, хватая его за морду, я бы не советовал! Это может иметь место, разве что если зверь загнан в глубокую воду или крепко заранен.

Вот таким образом, уважаемый NN, я попытался ответить на Ваше письмо. Ответ получился, может быть более объемным, чем можно было ожидать согласно предложенным Вами вопросам, но в нём я хотел показать, что приобретение щенков потомственных зверовых линий не обеспечивает автоматически получения желаемого результата. Качественный диапазон развития щенка, согласно заложенных в нем генетических предпосылок, довольно широк. По желанию хозяина-воспитателя, в зависимости от целевых установок и способностей последнего, он может быть либо сужен, либо развит до предела. Предельное развитие генетических предпосылок может оказаться даже неоправданно избыточным.

Может ли получиться из кровного щенка промысловая собака без специальной подготовки? Да, может. Но для этого необходим, по крайней мере, ряд благоприятных стечений обстоятельств: случайная первая встреча со зверем накоротке, случайный выбор молодой собакой правильной тактики поведения - ведь опыта еще нет, нервно-психологическая подготовленность собаки к действию ещё не оформилась - у собаки может пробудиться охотничий инстинкт, а может не пробудиться, угнетенный неправильным содержанием и воспитанием. Вот и ждет иной горе-охотник и год, и два, и три когда заработает ("пробудится") собака. А если не заработает, то шкура идет на рукавицы-мохнашки и приобретается следующий щенок-горемыка. Сколько гробится таким образом отличного племенного материала!

Мы работаем с потомками местных (аборигенных) лаек, вывозимых с "северов", в основном из Эвенкии. Щенки, выращенные в соответствующих условиях, начинают работать по мелочи с первого сезона, как кобели, так и суки. Не единичны случаи, когда с первоосенками брали лосей и медведей. Родословные ведем сами, значительное число собак, особенно отлично работающих, владельцы в Обществе охотников и рыболовов не регистрируют." С уважением и пожеланиями успехов - Корнейчук Б.Л.
Источник: www.oxotsib.nm.ru
 
С лайкой за куницей и соболем Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
19.02.2010

Лайки, работающие по кунице, даже посредственно, встречаются намного реже, чем работающие по птице, белке или копытным. Впрочем, то же можно сказать и о ближайшем родственнике куницы - соболе. Оба эти представителя семейства куньих по праву считаются у лайчатников "красной дичью". И дело тут даже не в том, что стоимость шкурок этих ценных пушных видов всегда была высокой и надеть их на себя не стыдно даже королеве, хотя и это имеет немаловажное значение. Хорошая работа лайки по кунице и соболю, несомненно, является вершиной в пирамиде достижений собаки, специализирующейся на пушнине.

Промысловики Сибири и Дальнего Востока относятся к соболятницам с особым почтением. О выдающейся собаке охотник будет вспоминать, утирая пьяные слезы, до самой смерти. На сотни километров в округе, обычное расстояние для Сибири, рассказы о ней будут передаваться из уст в уста, обрастая невероятными подробностями. Со временем отличить правду от вымысла станет просто невозможно. Это своеобразный сибирский эпос. Подобной вершины славы достигают только выдающиеся лайки-медвежатницы, но охота на медведя относится к другой категории. Добыча этого зверя из-под собак скорее определяет удаль охотника и почти никогда не приносит достатка в семью.

О рабочих качествах хороших собак-соболятниц умалчивают, прячут их за семью замками. Стоимость такой собаки может достигать стоимости дойной коровы. Хотя купить ее практически невозможно. Щенков от соболятниц топят, во избежание конкуренции, оставляя только малую часть для себя. Рабочая собака за сезон охоты может обеспечить безбедную жизнь большой семьи на целый год. Мне доподлинно известно, что хорошие промысловики добывают за сезон до 50 соболей, 80% из них с собакой. Где еще в глухом таежном поселке можно заработать такие деньги? Раньше перекупщики пушнины, как мухи вокруг известных мест, крутились вокруг штатных охотников.

Из-под собаки, работающей по соболю, обычно не стреляют даже белку, не говоря про копытных, дабы не испортить ее. При высокой численности этого зверька она будет беспрерывно отвлекаться. Так, в Горном Алтае мне довелось видеть, как абориген лупил свою собаку, сработавшую белку, при этом он постоянно тыкал зверьком ей в морду, что-то приговаривая на своем языке. Скорее всего, раньше ему доводилось стрелять из-под нее соболя.

Натаскать молодую собаку по соболю намного легче с рабочей собакой, что и делают промысловики, уводящие в тайгу целую стаю всех полов и возрастов. Отбор производится строго, назад в поселок возвращаются единицы. Давайте не будем судить этих людей слишком строго, так делали их деды и прадеды. Ведь в тайгу они ходят не на диване под пледом с собачкой лежать. Лучшие по рабочим качествам собаки вывозились из глухих промысловых районов Сибири даже в питомники лаек. Жалко, конечно, что при таком отборе мало внимания уделяется экстерьеру собак. Не более, чем при выборе топора, ножа или, к примеру, жены - зачем в хозяйстве красивая, но бесполезная игрушка.

Из двух близких видов подробнее хочется остановиться на охоте и натаске лаек именно на кунице. Мне приходилось промышлять и соболя, и куницу, причем, работая в охотустроительной экспедиции, я уезжал в Сибирь с уже взрослыми, рабочими собаками по кунице. Да простят меня многие авторы, считающие соболя какой-то недоступной, почти сказочной добычей. Охота на него с лайкой и проще, и добычливее. Я уже говорил, сколько соболей за сезон добывают промысловики Сибири и Дальнего Востока. Другое дело, какое количество из числа добытых соболей сдавалось государству. И на какое количество соболей у охотника были лицензии. Считать промысловика, или, по-другому, штатного охотника промхоза, браконьером не стоит. Охотничий участок закрепляется за ним на много лет, а часто передается из поколения в поколение. Охотник сам обустраивает участок, охраняет его и регулирует численность. Подрывать запасы в "своем огороде" ему нет никакого резона. При проведении послепромысловых учетов становится ясно, что численность соболя остается высокой. Просто платило государство всегда намного меньше перекупщиков пушнины. Тут тебе и цвет соболя учитывается, и дефектность, а охотник - он ведь не на рынке, товар не выбирает, стреляет то, что его собака найдет, а пахнут все соболя одинаково. Трудозатраты же на добычу самого дешевого, светлого соболька могут быть намного больше. Стоимость соболя по прейскуранту в 2-3 раза превосходит стоимость куницы, значит, охотник Сибири получит во столько же раз больше охотника европейской части России за такую же работу.

Теперь непосредственно о биологии соболя и куницы и особенностях поведения. Численность куницы на 1000 га пригодных угодий, как правило, 1-2 особи, редко до четырех. Плотность соболя в хороших угодьях 4-6 на 1000 га, но может достигать 20 голов. Соболь намного чаще кормится днем. Кормовой след у него, как правило, короче, практически никогда не идет грядой, он охотнее пересекает открытые пространства. На Сахалине мне доводилось стрелять соболя, загнанного собакой на отдельно стоящую посреди поляны березу. Перед этим я его фотографировал, поставив ружье к дереву. С куницей такие номера не проходят.

Держать собственный питомник лаек, как делали богатые люди, познавшие красоту и неповторимость охоты с этой истинно русской собакой, теперь некому. Видно, красоту стали по-другому понимать...

Питомники, принадлежавшие государству, в большинстве своем приказали долго жить. Даже завести пару лаек и прокормить их простому охотнику средней России не под силу. В конце прошлого века лайку называли собакой простолюдина, потому как помогала она ему на жизнь заработать. Не успело и ста лет пройти, глядишь, и опять к выносливой кормилице обратимся.

Кажущаяся простой и надежной натаска молодой собаки с рабочей лайкой, основанная на подражании, таит в сути своей много скрытых недостатков. Даже если на первых порах вы используете опытную собаку, то дальнейшую натаску необходимо проводить самостоятельно. Может получиться так, что вместе с опытом молодая собака приобретет вредные привычки, отучить от которых в дальнейшем ее будет невозможно.

В Костромской области мне довелось охотиться с егерем, который держал четырех взрослых собак. Их работа его вполне устраивала. Вся свора по виду только отдаленно напоминала лаек. Как только одна из собак подавала голос, остальные стремглав мчались к ней. Таким же образом они поступали, когда слышали лай моей западницы, которая работала самостоятельно, вдобавок устраивали свару, набрасываясь скопом на мою собаку. Такая "охота" мне быстро надоела, распрощавшись с обладателем "шибко рабочих собак", я ушел в другую сторону. Вечером выяснилось, что с одной лайкой мне удалось добыть больше, чем ему со сворой глупых выродков. Несмотря на то, что жил он на отдаленном лесоучастке, а моя собака почти весь год проводила в городской квартире.

Образование подобной стаи - типичный пример приобретения недостатков при натаске собаки, основанной на подражании. Собака полностью теряет самостоятельность и уходит на любой лай, который услышит в лесу. Возможно, при охоте на кабана они быстро отобьют от стада подсвинка, но куницу скорее упустят, нежели помогут добыть, мешая друг другу.

Бывают случаи, когда молодая собака, получив необходимую дрессировку и приобретя определенные навыки, случайно натолкнется в лесу на куницу и начнет ее облаивать.

В конце сентября я шел с удочкой по лесной речке в надежде внести немного разнообразия в рацион, наловив рыбы на уху. Омутистая лесная речка была украшена ажурным ледком. Со дня на день должны были ударить крепкие морозы и сковать ее окончательно. Охота по пушнине была уже открыта, но снег не выпадал. Со мной была семимесячная западница, которая обвыклась в лесу и носилась по берегу, изредка подбегая, чтобы уточнить мое местонахождение. Не по годам рано она, как сварливая жена, научилась с презрением относиться к моему увлечению рыбной ловлей. На улице начинало смеркаться, но избушка была рядом, и я не торопился. Поскуливание собаки заставило оторвать взгляд от поплавка. Метрах в пятнадцати от меня на толстую ель быстро взбиралась куница. Поднявшись до толстого сука, она примостилась на нем, с любопытством наблюдая за действиями собаки. Ружье было рядом со мной. Не отводя взгляда от зверька, который мог мгновенно метнуться в густую крону ели, я тихо, без резких движений протянул к нему руку. Щенок уже лаял, отвлекая внимание куницы. Когда я подбежал к ели после выстрела, все было кончено, только прокушенная губа щенка свидетельствовала о небольшой схватке.

Позже эта лайка хорошо работала по пушнине, но чтобы довести ее до ума и дать ей понять, что куницы не сидят на каждом дереве, вторую пришлось тропить, распутывая длинный кормовой след. На сильном морозе ночные наброды быстро теряют запаховую привлекательность для собаки.

Так будем исходить из того, что вам необходимо сделать из лайки кунчатницу. Лучшее время для этого поздняя осень, с выпадением первого снега. Количество его должно быть достаточным для тропления куницы даже в густом ельнике, где снег покрывает землю намного позже. Иначе вы непременно потеряете след. Период этот, к радости лайчатников, иногда длится до нового года, но чаще всего по средней полосе ограничивается концом ноября. С выпадением глубокого снега тропить куницу можно и на лыжах, но от собаки будет мало проку. Самый оптимальный вариант, когда ночью почти с ясного неба в полном безветрии идет тихий, пушистый снежок, который под утро прекращается. Тогда след, который куница оставила под утро, когда была ближе к своему убежищу, настолько четко виден, что на снегу отпечатывается каждый коготок. А вечерний и ночной след присыпан пухлым снегом.

Куница - сумеречный хищник, кормится преимущественно по ночам, захватывая утренние и вечерние часы. Но бывают пасмурные дни, когда серое небо покрыто низкой тяжелой облачностью и даже в обеденные часы непонятно, наступает рассвет или это уже вечерние сумерки. Именно в такие дни можно встретить свежий след куницы днем.

Если ранее вам никогда не приходилось тропить куницу, то лучше позвать с собой опытного товарища. Ее тропление, как и всякая другая охота, имеет свою специфику. В противном случае либо потеряете след, затоптав его вместе с собакой, либо короткого светового дня вам не хватит, чтобы его распутать.

Если вы не первый год охотитесь в данной местности и неплохо знаете угодья, найти свежий след будет намного легче. Следует помнить, что любимые места кормежки куницы - захламленные края делянок и старых вырубок, верховья и пойма в среднем течении небольших лесных речек, поросшие смешанным или хвойным лесом. Широкие открытые пространства куница никогда не пересекает (это лесные поляны, сельскохозяйственные поля, замерзшие речки шириной более десяти метров). А лесные дороги, просеки, небольшие линии электропередач и т.п. из года в год переходит строго в определенном месте. Старые охотники-капканщики прекрасно знают такие места и пользуются этими переходами при постановке капканов даже по чернотропу. Для тех же, кто охотится по кунице с лайкой или натаскивает собаку, знание переходов сбережет время и поможет скорее найти свежий след, разыскать который в удобное для охоты время далеко не простая задача.

Кормовой след куницы может быть довольно длинный. Петляя по завалам и захламленным половодьем берегам лесных речек, куница может пройти до десяти километров. Абсолютно неизвестно, насколько далеко от места, куда куница ушла на дневку, вы встанете на след. У меня бывали случаи, когда до темноты не хватало времени распутать наброды, и день был потерян впустую. Но иногда рабочая собака начинала облаивать зверька через несколько минут после начала тропления. Правда, такие случаи при натаске молодой лайки бывают очень редко. Учитывая, что передвигаться по захламленным местам, одновременно двигаясь по следу, довольно тяжело, намного удобнее тропить зверька вдвоем. Пока один охотник распутывает след, второй пытается обрезать его по кругу. При обнаружении выходного следа тропление продолжается по нему.

Среди опытных охотников бытует мнение, что в сильные морозы куница располагается на дневку в наземных убежищах - выворотнях, корневых пустотах, завалах. В оттепели - в беличьем гайне или дупле. Скорее всего, в этом есть доля истины, но мне приходилось добывать куницу из наземного убежища, когда сразу после продолжительных морозов пошел снег с дождем.

Как только след найден, хозяин пытается обратить на него внимание собаки. Бывает, что благодаря своей природной сообразительности молодая лайка начинает преследование самостоятельно. Но из-за недостатка опыта собака часто сбивается и затаптывает следы. Охотник должен терпеливо продолжать преследование, помогая собаке разобраться в хитросплетении ночных набродов. Когда куница идет грядой, т.е. какое-то время перемещается кронами деревьев, приходится делать большой круг, обрезая следы, чтобы обнаружить место, где она снова спустилась на землю. В угодьях, где куница не подвергается интенсивному преследованию со стороны человека, она менее осторожна, грядой ходит редко, только в годы, урожайные на рябину, да непосредственно перед тем, как уйти на дневку. Если выходной след не обнаружен, значит, куница находится где-то внутри круга. Первым делом охотник должен внимательно осмотреть дерево, перед которым след оборвался. Если это лиственное дуплистое дерево - сомнений не может быть, зверек непременно устроился на дневку в дупле. Такие деревья - любимые убежища, самые удобные и теплые. Они используются куницами в течение многих лет, вплоть до падения дерева. Охотник, который промышляет куницу на одном участке долгое время, непременно запоминает такие деревья.

Если это хвойное дерево с богатой кроной, чаще всего ель или пихта, попытайтесь найти на нем беличье гайно. По форме и размерам оно напоминает гнездо крупной птицы, если рассматривать его с земли. Бывает, но очень редко, что куница устраивается на дневку просто в удобном месте кроны хвойного дерева, обнаружить ее визуально в этом случае очень трудно. А если перед этим она пройдет какое-то расстояние грядой, то поиски вряд ли увенчаются успехом, скорее всего, дождавшись удобного момента, она просто уйдет незамеченной.

По беличьему гайну охотник обычно стреляет дробью, готовый в любой момент произвести повторный выстрел по ходовому зверьку. Как правило, дробь пробивает гайно и достигает цели, а смертельно раненная куница успевает выскочить и упасть на землю. Целиться необходимо в нижнюю часть гайна. Только при потенциальном невезении, когда все в этот день идет кувырком, намертво битый зверек остается в гайне. Этот вариант окончания охоты я упоминаю только потому, что со мной был такой казус.

Чтобы добыть куницу, укрывшуюся в дупле, существует множество способов, вплоть до затыкания отверстия тряпкой, с помощью длинной жерди, рубки или спиливания дерева. Этот прием, не говоря о его трудоемкости, в сути своей просто варварский. Дуплистых деревьев, пригодных для обитания куницы, во всех регионах очень мало. Служить же оно может десятки лет как зверькам, так и охотникам, облегчая разумный промысел этого ценного пушного вида.

Если куница упорно не хочет покидать своего убежища после того, как вы простучите дерево топором и колотом, попробуйте выкурить ее оттуда. Для этого вырубается тонкая жердь, соответствующая по длине высоте входа в дупло. Обычно оно располагается в двух-трех метрах от земли. Поджигается небольшой кусочек скрученной ветоши, и с помощью жерди тлеющая тряпка опускается в дупло. Если куница находится там, она непременно выскочит. Необходимо учитывать, что из убежища куница вылетает молнией и охотник должен быть готов в любой момент произвести выстрел по ходовому зверьку.

Чтобы добыть куницу из наземного убежища, лучше иметь с собой обмет 10-15 м длиной. Укрыться зверек может в корневых пустотах, под стволом упавшего дерева, внутри кочки на высохшем болоте, в старом штабеле бревен и даже в огромном лесном завале. Из последнего, если вы и выгоните зверька, он скорее всего уйдет незамеченным. Обметом закрыть огромный завал просто невозможно. Прежде чем начать выгонять зверька, возьмите собаку на поводок и привяжите в некотором отдалении, чтобы она не мешала вам и не путалась в обмете. Ставится обмет неподалеку от убежища зверька. Нижний край его присыпают снегом, если таковой имеется, и обтаптывают, по чернотропу низ обмета придавливается древесными обломками. Верхний край равномерно натягивается и крепится с помощью веток. Из-под бревен куницу пытаются выгнать с помощью длинной тонкой палки, просовывая ее в пустоты между бревнами, из остальных убежищ с помощью топора и щупа.

Если вы охотитесь по кунице с опытной лайкой, вполне можно обойтись и без обмета. Собака прекрасно слышит зверька и никогда не даст ему уйти. Скорость лайки, особенно на короткой дистанции, намного превышает возможности даже самого быстрого передвижения любого представителя семейства куньих по земле. Но молодую собаку зверек довольно легко обманет, выскочив из убежища вне видимости, и нет никакой гарантии, что собака его догонит, пойдя по следу, и заставит спасаться от преследования на дереве.

Случай этот произошел, когда я имел достаточный опыт охоты по кунице с лайками и держал двух собак, восьмилетнюю русско-европейскую лайку и полуторагодовалую западносибирскую. Первая специализировалась по всем видам охотничьих птиц, от бекаса до глухаря, и по пушнине. Особенно хорошо работала белку и куницу. Вторая быстро начала работать белку, и с ее помощью была добыта одна куница. Охотились мы втроем, со мной были два егеря. Кроме пушнины отстреливали копытных, на сдачу мяса государству, так называемый "товарный отстрел". В то утро я отдал одному из егерей взрослую лайку, и он ушел из избы немного раньше - у лаек кто с ружьем, тот на сегодня и хозяин. Со вторым егерем и западницей мы вышли чуть позже и по договоренности отправились в другую сторону.

Не успели мы пройти и двух километров, как наткнулись на свежий след куницы, пересекавший лесную дорогу. Снег едва покрывал землю, и следы были заметны только на открытых местах. Я свистнул собаку и поставил ее на след. Буквально через несколько минут раздался лай, на который мы с радостью поспешили. Куница укрылась в толстом осиновом бревне, отпиленном с двух сторон много лет назад. С одной стороны осина была пустотелая, с дырой посередине, в которую лезла собачья голова. Около нее и буйствовала новоиспеченная кунчатница, издавая звуки, которые с трудом можно назвать истерическим лаем. Если бы позволяло отверстие в осине, она бы непременно залезла туда, так как постоянно пыталась это осуществить. Сомнений, что куница находится там, даже не возникало. С трудом оттащив огрызающуюся, недовольную собаку, я заткнул дыру пустым рюкзаком, проверив рукой, не осталось ли щелей, в которые зверек мог ускользнуть. Обмета у нас с собой не было, я вообще в то время им не пользовался, считал, что вполне можно обойтись без него. Да и куда, казалось бы, могла деться куница, запертая, как в клетке, в обрубке бревна? При желании мы могли втроем погрузить это полено на трактор и выпустить живую куницу только в избе. Но, видно, кем-то свыше этому зверьку была уготована другая судьба. По всем правилам, взяв в руки топор, я стал пазить бревно, прорубая его, чтобы определить, докуда идет пустота в середине. Дупло доходило до половины осины, длина которой была около шести метров. В одном из прорубленных отверстий постоянно мелькал зверек, издавая недовольное фырканье. Собака снова будто сошла с ума, увидев и учуяв куницу в нескольких сантиметрах, теперь она не лаяла, а прямо-таки разговаривала. Прильнув носом к отверстию, лайка начинала чихать, наверное, от резкого куничьего запаха.

Вырезав небольшую, но крепкую рогатинку, я снова по всем правилам пытался прижать ею куницу через прорубленное отверстие. Егерь стукал по осине обухом топора, заставляя зверька носиться внутри. Около получаса я потратил на это занятие, но придавить зверька так и не удалось, он мелькал со сверхзвуковой скоростью. И егерь, и собака стояли с другой стороны бревна и переживали за исход схватки. Егерь громкими восклицаниями "Ух ты! Ух ты черт!", собака взвизгиваниями, переходящими в бранный лай. Внезапно егеря осенило: "Я где-то читал, что если выстрельнуть в дупло, то соболя намертво глушит". В патронташе были полузаряды с дымным порохом, с их помощью мы выгоняли затаившихся в хвое белок. Недолго думая, я высыпал из патрона дробь и, вставив ствол в отверстие, нажал на курок, в книге зря не напишут, теперь уж наверняка... Когда дым рассеялся, мы снова заглянули в прорубленное отверстие. Оттуда послышалось недовольное стрекотание зверька, и он снова заметался по дуплу. Еще какое-то время я пытался прижать его рогатиной, по-прежнему ничего не получалось. Егерю пришла в голову новая идея: подвинуть куницу к дыре рюкзаком. Палкой он уперся в рюкзак-затычку и подвинул его ближе к дыре. Мы снова все собрались около отверстия и ждали, пока зверек вновь замелькает. Когда я повернул голову к краю бревна, куница быстро улепетывала в лес. Егерь тоже увидел зверька, только собака с интересом продолжала заглядывать в дыру. Ружья, конечно, стояли в стороне, ошарашенные увиденным, мы даже не взяли их в руки. Все попытки поставить собаку на след ни к чему не привели. Наверное, от зверька пахло продуктами сгорания дымного пороха, которые имеют своеобразный запах. Когда егерь двигал рюкзак палкой, образовалось отверстие, которым и воспользовалась куница. Лайка еще долго прислушивалась и принюхивалась ко всем отверстиям в бревне, а егеря я попросил дать почитать книгу, где соболей глушат выстрелами. Может, в ней осталось еще масса "полезных советов" для охотников.

Запутавшуюся в обмете куницу нужно брать, накрыв телогрейкой или другой верхней одеждой, так как она свободно прокусывает даже меховые рукавицы. По еще теплому зверьку пытаются притравить молодую собаку. Дают ей помять куницу, следя за тем, чтобы в азарте она не попортила шкуру, останавливая излишнюю ретивость запрещающими командами.

В принципе любая натаска лайки с отстрелом зверька, что та же охота. Просто сначала вы помогаете собаке набраться опыта и понять, за чем именно идет погоня. Благодаря природным данным собаки (слух, чутье, зрение и быстрые ноги) охота на куницу в дальнейшем будет занимать намного меньше времени. От опытной лайки куница может только спрятаться в убежище на земле или поскорее уйти на первое попавшееся дерево.

Как-то поздней осенью мы возвращались вдвоем с товарищем из избушки в поселок. Несколько дней активной охоты нас крепко вымотали - это были первые дни открытия охоты по пушнине. Неторопливо шагая по лесной дороге, мы уже отключились от охоты. Мысли наши были далеко, в поселке, за ужином в кругу семьи. Моя лайка, которая много повидала, изучила и охоту, и охотников, неторопливо трусила впереди.

Она, конечно, прекрасно знала, куда мы идем, и не уходила с дороги, да мы и не отправляли ее в поиск. День близился к вечеру, слегка морозило, но снега еще не выпадало. Неожиданно собака остановилась, будто уткнулась в невидимую стену, опустила морду к земле, заметалась по дороге, будто что-то уточняя, и уверенно ушла вправо, быстро скрывшись за деревьями.

Несколько минут стояла полная тишина. Откровенно говоря, я ждал тяжелого хлопанья крыльев, создаваемого взлетом глухаря. Думал, что это мошник перешел дорогу и собака распутывает его наброды. Мы держали ружья в руках и вслушивались в лесную тишину. Лай раздался метрах в двухстах от нас, он начался с истерической ноты, собака явно работала "на глазок". Не сговариваясь, мы сорвались с места, будто услышали выстрел стартового пистолета. Напарник оказался около собаки немного раньше меня, на бегу поднял ружье и выстрелил куда-то в крону большой ели. Отделившееся от дерева темное пятно выпрямлялось в полете и превращалось в грациозно летящую куницу. Едва попутно коснувшись веток небольшой елочки, она опустилась на землю метрах в десяти от собаки. Лайка метнулась за ней, но куница ушла под завал из нагромождения упавших деревьев. Собака остановилась и несколько секунд слушала, потом, перепрыгивая ветровал, поскакала куда-то в сторону. Я укоризненно посмотрел на товарища и спросил: "Зачем ты торопился?" Он перезарядил ружье, твердя, что хорошо видел куницу. Снова наступила гробовая тишина.

Второй раз лай раздался метрах в семидесяти от нас. Мы снова помчались, перепрыгивая через упавшие деревья. Минут пятнадцать догоняли собаку и куницу, которая шла грядой. Наконец мне удалось увидеть мелькавшего в кронах зверька и обрезать его. После выстрела куница, цепляясь за ветки, упала на землю. Собака трепанула ее, сильно мотнув головой, и оставила в покое.

Этот случай показывает типичную хорошую работу опытной лайки. Иногда диву даешься, как собака в захламленном лесу успевает следить за зверьком, идущим верхом, подавать голос и одновременно мчаться, обходя препятствия и перепрыгивая через упавшие деревья.

На северо-западе европейской части России, где куница обитает в чистых сосновых борах, практикуется еще один способ охоты с лайкой по кунице. Охотник с рабочей собакой отправляется в лес после наступления темноты. Опытная лайка прекрасно ориентируется в ночном лесу и уходит в поиск. После того как лайка загонит куницу на дерево, охотник подходит к ней и освещает крону дерева мощным фонарем. Зверек, который следит за действиями охотника, обнаруживается по характерному отражению глаз. Наверное, многие видели, как светятся ночью глаза животных, попавших в свет автомобильных фар.

Стреляют по зверьку, расположив фонарь под стволом ружья. Остальную работу выполняет опытная собака. В смешанных лесах такая охота не проводится из-за сложности передвижения по ночному лесу, где и днем немудрено ноги переломать.

Натаска лайки и охота с ней по соболю мало чем отличается от охоты по кунице. Как было сказано выше, численность соболя в хороших угодьях может достигать 20 зверьков на 1000 га. Такой плотности соболя видеть воочию мне не довелось, но в богатых угодьях охотиться приходилось. Натаскать молодую собаку, распутывая кормовой след, при высокой численности соболя бывает довольно трудно. Следы зверьков часто пересекаются и путаются между собой, в подобной мешанине не разобрался бы даже Дерсу Узала. Но намного возрастает вероятность того, что собака, работающая белку, сама наткнется на зверька.

Соболь отличается от куницы своим любопытно-отчаянным поведением, часто граничащим с наглостью. Многие охотники замечали соболей, приходящих на помойки рядом с избушками, часто знают их "в лицо" и не трогают. Однажды мы со штатным охотником пришли в зимовье в конце января. До этого там охотился его товарищ. На столе лежала записка: "Костя, по ключу ходит самочка, не трогай ее, она как ручная...". На Алтае я охотился в полуземлянке, ночью соболь пробежал по крыше, засыпанной снегом, потоптавшись рядом с дымившей трубой. Такого поведения куница никогда себе не позволит.

Намного труднее промышлять соболя в предгорьях и горной тайге, где само передвижение по угодьям несомненно тяжелее. Уходящий от преследования соболь использует очень крутые склоны, собака на них взбирается с трудом, а охотнику приходится обходить их, на что теряется много времени. Практически непроходимыми являются заросли кедрового стланика, служащие соболям хорошим укрытием, а добыть его там можно только с собакой размером с соболя. Каменные россыпи тоже относятся к числу гиблых мест, выгнать зверька из нагромождения валунов очень трудно.

На юге острова Сахалин надежным убежищем для соболя служат заросли бамбука курильского, который распространен на южной половине острова. В некоторых местах высота этой "травки" достигает 2,5 м при толщине у основания в большой палец взрослого человека. Но даже при полутора метрах эти заросли абсолютно непроходимы для человека и собаки. Соболь же чувствует себя в бамбучнике прекрасно и непременно уйдет туда, если его преследует лайка. Скорее всего из-за этого на юге Сахалина, где заросли бамбука занимают до 25% охотничьих угодий, среди промысловиков преобладает капканный промысел соболя. Видеть там собак, работающих по этому зверьку, мне не приходилось. С выпадением глубокого снега, а на Сахалине его за ночь может выпасть больше метра, бамбучник пригибается к земле и передвижению на лыжах не мешает.

Одно время я жил на юге Сахалина в поселке Углезаводск. Чтобы лайка не засиживалась, мы выходили с ней в окрестные угодья. Соболь там водился, но из-за сильного пресса со стороны охотников численность его была минимальной. Все, кому не лень, ставили капканы вокруг поселка.

Белки в тайге было довольно много, так что скучать собаке не приходилось. Попутно я охотился на рябчика и зайца и таскал с собой привычный полуавтомат 12-го калибра. Заросли бамбучника очень мешали передвижению, постоянно приходилось обходить их или двигаться лесными дорогами.

Когда собака залаяла в очередной раз, я неторопливо стал подходить к ней. По елке метался соболь, готовый в любой момент прыгнуть на землю и дать от собаки деру. Несмотря на то, что рядом стояли другие деревья, уходить грядой он не собирался. Опытная лайка упреждала действия зверька и всегда оказывалась на той стороне елки, куда перескакивал соболь. Прицелившись не в самого зверька, а недалеко от его головы, чтобы задеть его только краем осыпи, я выстрелил, Ружье било настолько кучно, что дробь, пробив дыру в густой хвое рядом с соболем, даже не задела зверька. Лайка, как и положено при подходе хозяина, находилась на противоположной стороне дерева. Грохот выстрела заставил пойти соболя на отчаянный шаг. Он прыгнул с елки, приземлившись чуть ли не у моих ног, выстрельнуть второй раз я, конечно, не успел. Пока лайка поняла, что произошло, и догадалась, что я не успел, в отличие от нее, схватить соболя зубами и задавить, он благополучно скрылся в зарослях бамбучника. Попытка собаки преследовать его не увенчалась успехом.

Заросли бамбука привлекают соболя не только как надежное укрытие от посягательств на его жизнь. Растение это относится к злаковым и благодаря хорошим кормовым условиям изобилует мышевидными грызунами, включая серую крысу (пасюка).

При взрыве численности крысы устремляются в населенные пункты. Это не понравилось японским колонизаторам, и в 1932 году они завезли на юг Сахалина японский подвид колонка (итатси) и акклиматизировали его там. Итатси быстро размножились, но до наших дней, в отличие от крыс, не дожили. Считается, что из поймы рек, любимой стации обитания, их вытеснила завезенная на Сахалин в 1968 году американская норка.

Однажды во время охоты мне удалось наблюдать, как моя западница работала ходового соболя. Лайка ушла в поиск и довольно долго не показывалась на глаза. Я присел на поваленное дерево и стал прислушиваться, собака могла работать на пределе слышимости. Метрах в тридцати заметил, как между деревьями что-то мелькает. Через мгновение тропинку быстро пересек соболь. Несся зверек на пределе своих соболиных возможностей. Прошло еще немного времени, и в том же направлении промчалась собака. Она бежала намного быстрее зверька, периодически подпрыгивая на ходу метра на полтора, словно кенгуру. Было ясно, что лайка преследует соболя. Собака догнала зверька недалеко от того места, где он пересек таежную тропинку, о чем и возвестил ее призывный лай.

За месяц промысловой охоты на севере Сахалина мне удалось добыть с лайкой 12 соболей и более полусотни белок. Капканы я вообще не ставил, отдав весь запас напарнику, который охотился без собаки. За тот же промежуток времени, расставив полсотни капканов, он поймал только трех соболей. Лайка - это незаменимый помощник при промысловой охоте в бесснежный период, с собакой не могут конкурировать никакие орудия самоловного промысла. Именно поэтому хорошие соболятницы так высоко ценятся среди охотников-промысловиков.

Обычно штатные охотники делают небольшой перерыв в промысле и, если участок не очень далеко, в районе новогодних праздников выходят из тайги. Раньше это осуществлялось за счет промхозов. Вертолет попутно облетал сразу несколько участков и доставлял охотников в поселок. Они сдавали добытую пушнину, несколько дней отдыхали, пополняли припасы, после чего их снова забрасывали на участки, уже до конца промысла.

После нового года начинался капканный промысел. Пробивались лыжни по путикам и расставлялись самоловы. Дабы скрасить свое одиночество и не оставлять собак без присмотра в поселке, многие забирали часть собак в тайгу. В местах, где встреча собаки с соболем наиболее вероятна, пробиваются кольцевые лыжни, по которым лайка даже по глубокому снегу загоняет зверька на дерево. Таким же образом собака работает по белке.

Опытных собак можно использовать при троплении куницы и соболя практически в течение всей зимы. Особенно при добыче зверька из наземного укрытия. Лайка точно определяет, где именно находится зверек, и не дает ему уйти незамеченным. Для удобства передвижения собаки снег вокруг убежища обтаптывают.    Игорь Шперов
"Охотничьи собаки" №3/2000
 
 
Что может произойти с породой западно-сибирская лайка? Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
19.02.2010

Заводские породы охотничьих лаек целенаправленно стали создаваться кинологами и кинологической общественностью с 1947 года, после принятия Всероссийским кинологическим совещанием принципа географической классификации, вместо этнографической. Формирование пород по этой классификации было намечено проводить за счет слияния местных, близких отродий лаек в пределах определенных географических зон.

В 1949 году был утвержден временный стандарт на четыре породы охотничьих лаек - карело-финскую, русско-европейскую, западносибирскую и восточносибирскую, который в 1952 году был подтвержден Кинологическим советом Главного управления охотничьего хозяйства на первые три породы и оставлен временным для восточносибирской лайки. В 1954 году эта классификация охотничьих лаек была вновь одобрена Всесоюзным кинологическим совещанием. Таким образом, стандарты лаек были не один раз рассмотрены и подтверждены весьма компетентными и уважаемыми кинологами. В то время заводские породы охотничьих лаек, находящиеся на грани исчезновения в связи с интенсивным освоением северных регионов России, с целью сохранения ценных охотничьих качеств, выработанных тысячелетиями у аборигенных групп.

Охотничья порода западносибирской лайки создавалась для Среднего и Северного Урала и северной лесной части Западной Сибири, как принято считать, на базе местных охотничьих лаек древнего происхождения - в основном хантыйской (остяцкой) и мансийской (вогульской), а так же частично и других, соприкасающихся охотничьих отродий. Эти отродья, находясь в более-менее одинаковых условиях по жизнеобеспечению и требованиям, предъявляемым к ним, имели много общих черт. Это были легкие, среднего и ниже среднего роста, с быстрой ответной реакцией и великолепной ловкостью, хорошо "одетые", со звонкими голосами собаки, которые прекрасно ориентировались на местности и отличались жизнестойкостью в суровых условиях, при высокой и быстрой усвояемости кормов. Без этих качеств трудно себе представить лайку тех мест.

Средний рост для охотничьей лайки, для угодий с почти повсеместным мшистым покровом и с почти сплошной заболоченной местностью, оказывался наиболее выгодным для передвижения при преследовании диких животных в такой местности. Он позволял собаке оставаться легкой, ловкой и достаточно сильной и быстрой в наиболее продуктивный период для промысла (первая половина сезона охоты), а хорошая защищенность пальцев лап "щеткой" увеличивала площадь опоры, не говоря уже о защите от механических повреждений. Несмотря на возможный более длительный период применения крупных собак зимой, последние, в целом, значительно проигрывали в продуктивности собакам со средним ростом за счет худшей проходимости крупных собак в мшистой и болотистой местности.

Рост охотничьих собак тех мест ограничивался и возможностями прокорма и выживания их в экстремальных условиях. Народности лесной зоны севера, занимаясь только охотой, рыбной ловлей и частично оленеводством, которое в основном служило тоже охоте, в общей массе никогда не жили богато, и их собаки большую часть времени в году находились на очень скромной диете, в основном на отбросах, пополняя их "подножными кормами". Отсюда лайки подвергались очень жесткому, как искусственному отбору - на пригодность к охоте, так и естественному - на жизнестойкость в суровых условиях. Особенно жесткий естественный отбор происходил в годы неурожаев на промысловые виды, а также мышевидных грызунов, за счет которых лайки пополняли свою весьма скромную диету. В такие годы, в первую очередь, гибли крупные собаки.

Впервые рост мансийской и хантыйской лаек от холки приводится в официальном стандарте 1939 года, который подтверждает, что эти отродья лаек относились к ниже средним и средним собакам. По этому стандарту конкретный рост в холке у кобелей мансийских лаек составлял от 50 см. при средних значениях 52-57 см., а у сук - от 48 см. при тех же значениях 50-55 см. Соответственно, для хантыйской лайки нижний предел роста в холке составлял для кобелей - 50 см., сук - 48 см., при среднем росте кобелей 54-60 см., а сук 52-56 см.

А.А.Ширинский-Шихматов (1896 г.), М.Дмитриева-Сулима (1911 г.) и другие исследователи вогульских и остяцких лаек относили их к средним собакам по росту, но указывали их средний рост в пределах крупных собак, не поясняя, от какой верхней точки ими измерялся рост. По-видимому, величины роста этих лайковедов и вошли в первый стандарт 1925 года, где приводится средний рост для обеих половых групп вогульской лайки 60-63 см. и хантыйской 63-64 см., т.е. они имели идентичные показатели. Однако, можно с уверенностью сказать, что эти величины не относятся к росту собак в холке. Возможно, это была величина от какой-то точки головы до земли?

Для объективности следует указать и на опубликованные данные Ф.Ф.Крестниковым (1932 г.), которые не укладываются ни в какие понятия и трудно объяснимы. Он приводит рост в холке для собак вогульского типа 60-64 см. и остяцкого 62-66 см. Здесь, видимо, произошла какая-то ошибка, возможно, из-за измерения метизного поголовья не только с охотничьими лайками, но и с ездовыми и крупными оленегонными собаками. Не исключена возможность и обобщения измерений с так называемой "уральской лайкой", широко распространенной еще в те времена у золотопромышленников. Это была крупная, с грубой головой, сильная собака, которая, в основном, использовалась для охраны предпринимателей, а также как подсобная тягловая сила и отдельные экземпляры частично и для промысла крупного зверя и соболя. В начале пятидесятых годов двадцатого века, при сплошном обследовании, мной было осмотрено у промыслового населения в бассейне реки Оби, в пределах Ханты-Мансийского округа, более двух с половиной тысяч охотничьих собак, среди которых я не встретил таких "телят". В пятидесятые годы только на Урале встречались рослые собаки, потомки и помеси "уральской" лайки, которых трудно было спутать с вогульской или хантыйскими лайками.

Не вдаваясь в подробности породообразования, для дальнейшего ведения породы следует иметь в виду, что задолго до формирования заводских пород лаек, еще в прошлом веке, началась метизация и засорение местного поголовья охотничьих лаек, которая с освоением северных окраин России усиливалась и к середине столетия стала повсеместной. На метизацию и засорение местных отродий охотничьих лаек еще указывали А.А.Ширинский-Шихматов (1896 г.), М.Дмитриева-Сулима (1911 г.), В.И.Белоусов (1911 г.) и другие. Метизация происходила не только между охотничьими породами, но и с ездовыми, оленегонными и разными завезенными собаками.

Весьма интересные конкретные данные приводят в своей брошюре И.И.Вахрушев и М.Г.Волков (1945 г.). Согласно этих данных, при сплошном обследовании собак в промысловых поселениях рек Сосьвы, Оби и Тавды в 1929 и 1930 г.г., организованных Уралохотсоюзом, с охватом 3032 собаки (лайки?) на 100 осмотренных пришлось только 8 породных лаек. Более поздние обследования в 1937 году И.А.Гуляевым в Ивдельском районе Свердловской области, М.Г.Волковым в Березовском районе Ханты-Мансийского национального округа и в 1938 году Э.И.Шерешевским в Назымском национальном совете Ханты-Мансийского национального округа, дали лучшие результаты. Здесь, по объединенным данным, было осмотрено 605 собак, из которых на 100 осмотренных пришлось 22 породные лайки. Такое значительное увеличение породности местного поголовья охотничьих собак авторы объясняют рядом проведенных мероприятий государственными органами и общественными организациями (организацией питомников, проведением выставок и выводок, выпуском плакатов, брошюр, посвященных лайкам и т.д.), а также повышением культурного и материального уровня промыслового населения.

Согласно приведенных данных, мы можем констатировать, что при формировании породы западносибирской лайки не во всех случаях использовался чистокровный племенной материал, в связи с невозможностью определения чистокровности только по внешнему виду, тем более, при такой засоренности. Усугубляло и то, что оленегонные лайки и ездовые собаки обладают в той или иной мере охотничьими качествами и некоторой схожестью по внешнему виду.

Необходимо учитывать и то, что к моменту формирования заводских пород в отдельных кинологических центрах образовались очаги лаек из неплановых и случайных собак, завезенных любителями. Эти очаги в дальнейшем оказывали немаловажную роль на формирование западносибирской лайки. Особенно следует отметить московскую группу лаек, которая, как справедливо указывает кандидат биологических наук И.И.Шурупов ("Западносибирские лайки: московская группа", журнал "Охота и охотничье хозяйство" №8, М, 1993 г.), сыграла не последнюю роль в становлении породы западносибирской лайки. Происхождение московской группы западносибирских лаек им было тщательно прослежено, в результате чего было выявлено, что в формировании этой группы участвовали не только мансийские и хантыйские лайки, но и другие аборигенные отродья, а также оленегонные собаки и даже лайкоиды. Нет никакой уверенности, что при формировании очагов западносибирской лайки в других городах дело обстояло лучше. До сих пор находятся деятели, вывозящие "аборигенов" с севера только по внешнему виду и приливающие эти крови к заводским породам, не понимая, что этим они только засоряют породу.

Таким образом, можно с определенностью сказать, что многие представители западносибирских лаек несут в себе в той или иной степени крови оленегонных, ездовых лаек и "уральской" лайки, а отдельные, возможно, и "шавок". Среди оленегонных лаек имелись линии, характеризующиеся крупным ростом. Еще до настоящего времени при сведении отдельных линий появляются длинношерстные щенки.

Заводская порода западносибирской лайки, унаследовав высокие рабочие качества и разносторонность в работе, при высокой пластичности к разным условиям существования, быстро завоевала признательность среди охотников-любителей и промысловиков. В результате этого она в короткий срок широко распространилась по лесной зоне России и ближайшего зарубежья, заняв в десятки раз большую территорию, против занимаемой ее производными отродьями лаек.

В новых условиях, отличающихся от прежних угодий охоты, появились и новые, не свойственные объекты охоты. Угодья с мшистым, заболоченным покровом почвы в большей части заменяются твердым грунтом, а мшистые болота - болотами с преобладанием травянистой растительности, часто с густыми зарослями в них тростника, камыша. В этих новых условиях средний рост уже не стал выполнять той существенной роли, которую он выполнял в прежних условиях, т.е. в новых местах обитания западносибирской лайки не стало заслона, ограничивающего ее рост. Этим и была нарушена прежняя довольно устойчивая и эффективная система отбора охотничьих лаек при наличии в их генофонде генов от других пород, имеющих крупный рост. Кроме того, ввиду достаточно высокой численности кабана в южных и центральных областях России, последний выходит чуть ли не на первое место как объект любительской охоты, для охоты на которого желательна крупная сильная собака, способная ломиться через густые заросли тростника и камыша и задерживать кабана силой. Отсюда стали отдавать предпочтение крупным лайкам. Не последнюю роль сыграла и мода, когда стало престижно иметь рослую защитницу владельца и членов его семьи. При подавляющей площади новых угодий, занятых западносибирской лайкой, в конце концов, в породе накопилось значительное количество рослых особей, в результате чего был пересмотрен стандарт по росту, который и был изменен в сторону увеличения. Рост кобелей в холке, вместо пределов в 52-60 см., приняли считать нормальным в 55-62 см., сук вместо 50-58 см. в 51-58 см.. Этим изменением роста в сторону его увеличения, практически были выбракованы все лайки, относящиеся к ниже среднему росту, за счет повышения нижнего предела роста у кобелей на 3 см., сук - 1 см.

В свое время при составлении стандарта на западносибирскую лайку так же был поднят нижний предел роста против ее основных производных отродий. Фактически рост кобелей увеличился на 4 см., а сук на 2 см. в ныне действующем стандарте, так как пороком стали считать отклонение в росте более чем на 2 см. от указанного в холке. Все это позволило экспертам-поклонникам крупных собак присваивать отличные оценки за экстерьер сукам в 60 см., кобелям в 64 см. и несколько более, ссылаясь на пропорциональность сложения, и ставить их на первые места в рингах. Типичные же лайки, лучшего экстерьера, но меньшего роста (в пределах стандарта), оказывались на последних местах.

Увеличение роста в стандарте и преклонение перед рослыми лайками, в конце концов, привело к тому, что западносибирская лайка стала утрачивать ценные охотничьи качества, унаследованные от основных исходных форм. Прежде всего, с увеличением роста лайка стала терять прежнюю ловкость и неуемную страсть к охоте и такое ценное качество, как высокую усвояемость пищи. Многие крупные лайки стали обыкновенными прожорливыми собаками. Растет число лаек с коротким поиском, плохой верховой слежкой, слабо- и редкоголосых. Часть из них становятся злобными к человеку. Замечено, что большинство крупных лаек работают по одному или двум видам, чаще по копытным, в основном по кабану.

Следует отметить, что на выставках и выводках резко сократилось число блестких представителей породы. Редкостью становится и резкокосой разрез век.

Постепенную деградацию у современной московской группы западно-сибирских лаек отмечает и И.И.Шурупов, в вышеупомянутой статье который, правда, указывает, что основной причиной деградации этой группы явилась сильная заинбридированность и просчеты при подборе пар. Мы же приходим к выводу, что основной причиной деградации породы западносибирской лайки явился бессознательный отбор крупных оленегонных собак и "уральскую лайку" с приглушенными охотничьими инстинктами, а все другие причины являются второстепенными и чаще локальными.

Нет спора, что для охоты на кабана и охот в зарослях тростника, камыша нужна крупная, сильная собака. Однако, нет никакой необходимости ради этого губить прекрасную породу, гордость Российских кинологов, созданную для определенных зон. Для той же охоты на кабана и охот в зарослях тростника и камыша на водоплавающую дичь, пожалуй, еще в лучшей мере подойдет дратхаар. Нужно подбирать собак той или иной породы для определенных мест и объектов охоты, а не стараться переделывать стандарты для тех или иных мест.

Если подойти объективно, то всем будет ясна необходимость сейчас обратить особое внимание на породу западносибирской лайки и признать, что увеличение ее роста по стандарту, без учета особых качеств ее исходных отродий и наличия в ее генофонде кровей других собак, имеющих какие-то наклонности к охоте, было ошибочно.

В настоящий момент необходимо обратить особое внимание не только на ограничение роста западносибирской лайки, с возвратом его к исходным формам, но и таких характерных и ценных признаков для охотничьей лайки, как разносторонность в работе с уклоном по пушному зверьку, ловкость, хорошую ее ориентацию на местности, доброжелательность к человеку, наличия волосяной "щетки" на лапах, звонкого и доносчивого голоса, высокой усвояемости кормов, на что мы практически не обращали внимания. Если мы учтем современное состояние породы и не организуем жесткий отбор, то в скором времени мы можем потерять в породе ценные охотничьи качества ее производных, превратив ее в травильную собаку.    Член президиума Российской Федерации охотничьего собаководства, эксперт-кинолог Всесоюзной категории Н.Б.Полузадов
25.08.1995
 
 
Сохранить культуру охоты с лайкой Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Александр Зубов   
19.02.2010

Говоря об уникальности, неповторимости отечественных пород лаек, мы не осознаем значение слова "уникальный".

Слово заучено, повторяется и воспринимается просто как звук. Между тем, следовало бы призадуматься над этим. Нет во всем мире такой породы собак или примитивных групп с таким набором ценнейших рабочих качеств, с приспособленностью к суровым условиям жизни, собаки-партнера при длительном одиночестве таежных охотников. С первозданного состояния лайка не меняла своего применения. Она была и пока остается охотничьей. Более того, с ней на протяжении тысячелетий охотились на одни и те же виды животных и птиц, чего нельзя сказать о других породах собак. У многих пород на разных периодах менялась специализация, многие породы меняли географическое место распространения, только лайки всегда оставались охотничьей собакой таежной зоны Евроазиатского континента. Заводская лайка прошла до наших дней эволюционный путь, который условно можно разделить на 4 периода.

Первый период: с доисторических времен вплоть до конца XIX века она была спутницей малых народностей жителей таежной зоны российского Севера.

Второй период: с начала XX века аборигенные отродья лаек привлекают внимание городских охотников, начинается ввоз лаек в города Сибири, Урала, Центральную Россию. С начала века начинается культурное, заводское разведение некоторых отродий лаек в кинологических центрах, разрабатываются правила испытаний. У русского населения северных окраин России лайка давно становится надежным помощником на промысле пушнины и зверя. В начале века на лайку как на орудие промысла пушнины государственные органы возлагают большие надежды. Организуются первые питомники в системе ЗаготЖивСоюзов, обследования лаек "в местах их коренного обитания", проводятся выставки охотничьих собак с привлечением лаек из глубинок (назначались специальные призы).

Третий период: 1947 год. Принятие стандартов на отечественные породы лаек по имеющемуся поголовью собак в кинологических центрах. Бурный рост поголовья лаек, распространение лайки в более южные районы России и за рубеж. Бонитировочная оценка племенной ценности лайки. Переориентация промысловой лайки в спортивно-охотничью.

Четвертый период: полная утрата связи заводских лаек с промысловыми районами (развал ГосПромХозов). Невостребованность (с перестроечным временем) лаек пушного направления. Разведение лаек "зверового" направления для шоу-состязаний на подсадных видах (медведь, кабан, барсук).

Разберем вкратце применение лайки охотниками в каждом из периодов.

У всех таежных жителей российских окраин были свои отродья лаек. Лесные жители вели так называемый присваивающий образ хозяйствования (т.е. что поймал - съел, что нашел - съел). Лайка находилась постоянно рядом, и это обстоятельство способствовало выработке у нее коммуникабельности и постоянной готовности сотрудничать с человеком. Поэтому лайка понятлива, сообразительна, она тонко улавливает настроение хозяина (в понимании лайки-вожака). Для простоты и доступности ниже будем рассматривать одну отечественную породу лаек - западносибирскую. Что могли добывать с лайкой угры? (Угры - народности манси (вогулы), населяющие Урал и народности ханты (остяки), населяющие бассейн среднего течения Оби - обе народности очень близки по культуре, языку и обычаям. Этнографы называют их уграми.)

Вот птицы и звери, населяющие таежные зоны Урала и Западной Сибири: лось, северный олень, медведь, росомаха, выдра, соболь (куница), норка, белка, летяга, норный зверек (колонок, горностай, ласка), глухарь, тетерев, рябчик, куропатка, гусь, утка, заяц.

Основу материального благополучия аборигена тайги бесспорно составляла пушнина: соболь, белка. Меха с древних времен имели спрос и потоком шли в Византию и Европейские государства. Для личного потребления в пищу с лайкой вероятнее всего добывался лось, глухарь.

Северный олень полайку не выдерживает, так же как и тетерев, рябчик, куропатка и заяц. Можно предположить, что лайку могли использовать для ловли линной водоплавающей птицы (утка, гусь). Вопрос о том, добывали или нет медведя аборигены севера с применением лайки, скорее, должен иметь ответ отрицательный. В пользу сказанного говорят следующие доводы: у угров считается, что люди произошли от медведя, медведь в представлении угров наделен разумом, он очень почитаем ими, известны описания этнографов, как манси и ханты в случае "вынужденного" убиения медведя устраивали ритуал "задабривания духов" за допущенную "оплошность". Праздник задабривания духов продолжался много дней с участием жителей всех ближайших паулов (поселений).

Повод для исполнения такого ритуала случался крайне редко. В пользу вышесказанного говорит и то, что у северных народностей никогда не было огнестрельного оружия, оно появилось у них совершенно недавно и, надо сказать, весьма невысокого качества. Но лайка, многие тысячелетия находясь в тайге, где встреча с медведем не редкость, а скорее норма, была, без сомнения, знакома с таким зверем.

В неурожайные годы лайка, видимо, защищала жилище хозяина от голодных хищников, а при промысле пушнины могли быть случаи столкновения охотника со зверем, и помощь лайки была очень кстати. Это положительное качество в ведении лаек аборигены тайги, конечно, поддерживали, т.е. предпочитали оставлять потомство от смелых и отважных собак, не трусивших медведя.

Итак, можно предположить, что в местах коренного обитания лайки вплоть до XX века предпочтение отдавалось:

1. Соболятницам
2. Лосятницам
3. Бельчатницам
4. Мелочницам (лайка, облаивающая все подряд, - но универсализм усредняет результат работы, лайка не может показать яркую самозабвенную работу по какому-либо виду).

К концу XIX века аборигенные отродья лаек стали обычной собакой северного русского населения у полупромысловиков. К началу XX века стали обзаводиться лайками городские охотники. Этот период для лайки условно назовем вторым.

В средней полосе России в Сибири стали появляться питомники. Владельцы их отдавали предпочтение лайкам зверового направления. Питомники Ширинского-Шихматова; Нарышкина; Маламы; Лялина; Дмитриевой-Сулимы. Очень популярна была у русского населения охота на лося с лайкой на Урале. Лосятницы очень ценились. Русское население европейского севера использовало лаек для обнаружения медвежьих берлог, которые очень дорого продавались богатым охотникам двух столиц (Москва, Санкт-Петербург).

В начале XX века во многих городах Урала, Сибири лайка у охотников была не редкостью. По осени в городах (в частности Екатеринбурге) сбивались охотничьи ватаги и отправлялись на промысел, кто по железной дороге, кто на конных подводах, в северные районы на промысел пушного зверя (в основном на белку, т.к. численность соболя и куницы к этим годам была сильно подорвана).

С приходом в Россию Советской власти на промысловое собаководство возлагались большие задачи в заготовке "мягкого золота". Продажа пушнины на международных аукционах имела большое значение в экономике страны.

Со страниц всех охотничьих изданий звучал призыв к сохранению лайки, "кормилицы и поилицы" северного населения. Она действительно была кормилицей, т.к. пушнина в те годы очень ценилась. В послереволюционные годы более востребована стала лайка-бельчатница, ввиду катастрофического уменьшения поголовья соболя (куницы), лося и запрета охоты на эти виды. Интерес к бельчатницам, мелочницам сохранялся до послевоенных лет.

К послевоенным годам стали организовываться и крепнуть промхозы. Стала увеличиваться и расширяться популяция соболя. Восстановилось до разумного предела поголовье лося, он стал даже обычным зверем лесостепной и лесотундровой зоны. Но культура охоты, приемы охоты на сохатого с лайкой практически были потеряны. Стала популярна "охота" с тракторов на кормушках и солонцах. Простые охотники, не имеющие возможности приобрести отдельную лицензию, охотились бригадами загоном на номера.

Смешно и печально в классическом стиле с лайкой лося добывали браконьеры, особенно жители сельских местностей и таежной зоны.

В послевоенные годы было много сделано по развитию заводского лайководства. В 1947 году были приняты стандарты на лаек по географическому принципу. Это было начало третьего периода. К этим годам были разработаны правила испытаний почти по всем основным видам охоты с лайкой. За основу правил испытаний были взяты правила испытаний легавых собак со стобалльной системой оценки.

Для испытания лаек по белке и птице эта система позволяла приблизительно выявить за отведенный час времени ее рабочий досуг. Но для испытаний таких редких и трудно добываемых зверей, как соболь, лось, кабан времени, предусмотренного этой системой испытаний, оказалось мало. Абсолютно непрофессионально были написаны правила испытаний по лосю. Но это тема отдельного разговора. И так после принятия стандартов начался бурный рост заводских пород лаек, особенно западносибирской. Растет количество проводимых выставок, испытаний. Как грибы после благодатного дождя, растут всевозможные чемпионы. С этого момента заводское лайководство стало принимать выраженный спортивный характер. С принятием бонитировочной оценки критерием, определяющим племенную ценность лайки, становятся баллы, набранные ей, а не количество добытых белок, соболей, лосей, глухарей и т.д.

Все дипломы на так называемые "вольные" виды (исключая лишь утку) дают равные баллы, т.е. диплом по белке, заработанный в парковой зоне, приравнивается диплому по соболю, диплом по тетереву приравнивается диплому по лосю и т.д., разница заложена лишь в степенях диплома.

Теперь сделаем небольшой исторический экскурс и посмотрим, как ценились лайки в 20-40-е годы прошлого века в зависимости от способностей и специализации по разным видам. Для этого используем труды Г.И. Демидова, сотрудника Уральской научно-исследовательской станции. Рукопись "Состояние промыслового собаководства в Свердловской, Молотовской, Омской области и меры к его улучшению" 1940 г. Из трудов видим, что среднегодовая добыча промышленника с лайкой по Таборинскому району (приводим среднюю цифру) - белка - 150, соболь - 2, лось - 2, глухарь - 10, медведь - 1. В среднем до 200 штук рябчиков добывалось на каждого охотника, но без применения лайки. Нет в трудах Г.И. Демидова сведения о добыче тетерева, норного зверька, утки. Из имеющихся данных мы можем сделать вывод, что на первое место по значимости для промысловой охоты выдвигались лайки:

1. Бельчатница
2. Лосятница
3. Соболятница (куничница)
4. Глухарятница.

Цены на них могли (при особо выдающихся качествах) даже приравниваться стоимости 2-3 коров, но продажа лаек тогда была явлением крайне редким, особенно взрослых. Заметим и то, что Таборинский район не являлся чисто промысловым районом, а статистика охватывает охотников с лайкой - полупромысловиков, т.е. тех, чей семейный бюджет складывался не только из результатов охоты, но и из разведения сельскохозяйственных животных, огородничества.

Для полноты и объективности выявления приоритетов при охоте с лайкой на Урале в начале XX века обратимся к трудам уральского лайковеда Ф.Ф. Крестникова. В начале 1927 г. в журнале "Уральский охотник" он писал: "Бельчатница стоит 15-50 рублей, а если идет на куницу 100 рублей, выдающаяся куничница - 300 рублей, лосятница стоит 200 - 300 рублей, особо выдающаяся 500 - 1000 рублей. Тогда же 2-х ствольное ружье стоило 200 - 300 рублей. Ружье классного мастера 600 - 1500 рублей, а щенок в союзе охотников 10 - 20 рублей."

Еще возьмем для рассмотрения вопроса, на кого больше охотились с лайкой в начале XX века, труды Ю.А. Ливеровского.

Ю.А. Ливеровский в 1925-27 годах периодически работал в экспедициях по исследованию охотничьего промысла в северных районах Европейской России (Верхне-Вычегодский и Печорский районы). В книге "Лайки и охота с ними", издававшейся в 1927-31 гг., Ю.А. Ливеровский писал: "Объект основной охоты печорцев и вычегодцев - белка. Другие мелкие звери - соболь, куница, норка, выдра, горностай, а из более крупных млекопитающих - рысь, росомаха, лось и медведь - добываются попутно. (Я упоминаю только зверей и птиц, в промысле которых то или иное участие может принимать лайка)".

Приведем из книги еще такие данные: "Средняя дневная добыча печорского промышленника 2-3 белки, хорошая - 5 и выдающаяся 8 белок...". Далее: "Отношение числа добытых белок со средней и хорошей собакой при равных условиях определяется приблизительно как 1:4". И еще одна цитата: "Реальная денежная стоимость выдающейся бельчатницы может даже иногда приблизиться к стоимости соболевой собаки, вообще наиболее дорогой на севере".

Ю.А Ливеровский отмечает в книге, что охота на медведя с лайкой непритягательна для промышленника в виду отсутствия материальной выгоды, а также отсутствия лаек способных оказать помощь в этой охоте. Автор отмечает, что есть много деревень, где все население всю жизнь занимались промыслом, но ни разу даже не видели медведя на охоте.

Итак, суммируя выводы трех специалистов по промыслу с лайкой, приходим к выводу, что наиболее ценились лайки, специализирующиеся по соболю (кунице), лосю, белке. Еще раз оговоримся, что анализ проводился в довоенные годы прошлого века, когда лайка была промысловой собакой.

От рассмотрения цен на лаек в довоенные годы, где лайка имела только промысловое значение, а ценность ее характеризовала тем, на кого она больше применялась при охоте, вернемся вновь к послевоенным годам.

К этому времени крупные города и питомники стали центрами разведения лаек, а жители северных окраин, охотники госпромхозов (государственных промышленных хозяйств) становятся основными потребителями заводской лайки. Были востребованы выносливые лайки, способные принести пользу в жестких, тяжелых условиях промысла. Бесспорно, ценились лайки коммуникабельные в таежной жизни и способные хорошо работать по соболю и другим куньим.

Цены на пушнину были стабильны, пушнина имела устойчивый спрос на внутреннем рынке и заготовлялась на экспорт.

Одновременно в городах росла численность дипломированных лаек. Для многих заводчиков в городах реализация щенков стала более привлекательным занятием, чем охота в лесу. Этот момент в истории лаек отечественных пород, пожалуй, является отправной точкой исчисления ухудшения рабочего досуга. Конечно, были и положительные сдвиги в породах, как то: увеличение поголовья, расширение границ разведения лаек, но негативное явно превалировало над позитивным.

Начался бурный рост дипломированных лаек и по таким видам, с которыми предки лаек вообще не были знакомы. Отметим, что по некоторым видам охот лайка пришлась, что называется, - лучше некуда. Такой, например, как охота на кабана. В этом виде нашли отражение: ярко выраженная охотничья страсть, здоровый инстинкт самосохранения, безудержная отвага, отличная ориентация на местности, высокая физическая выносливость.

Наряду с практической охотой, стали испытывать лаек по подсадному кабану, по утке, оленю, фазану, тетереву. Все норные зверьки стали каждый отдельным видом. Все это делалось, чтобы собаку представить супер-универсальной. При этом забывалось, что хотя лайка универсальна как порода (из породы лаек можно вырастить выдающуюся соболятницу, бельчатницу, лосятницу, утятницу), но каждая особь не может по всем перечисленным видам быть выдающейся. Универсализм лайки усредняет ее показатели. Только при узкой специализации можно достигнуть мастерства, т.е. диплома I степени. Стала теряться культура охоты с лайкой. Лайка, получив дипломы по оленю и фазану, допустим, в Ставрополье, на Всероссийской выставке может стать идеалом породы, набрав высшие баллы. Набор больших баллов стал основой племенной работы городских лаечников.

Бесспорно, в животноводстве бонитировочная оценка более точно определяет ценность той или другой особи, но это лишь при одинаковых условиях содержания: объективной беспристрастной оценке. Но собаководство - такая отрасль животноводства, где за каждой собакой стоит отдельный владелец, и поэтому высокие баллы, дипломы, оценки чаще отражают не ценность лайки, а "труд" и честолюбивое стремление владельца любым образом получить высокую оценку, высокий диплом.

С точки зрения серьезного охотника, особенно охотящегося с лайкой в таежной зоне, т.е. в местах коренного обитания лайки, величайшей ошибкой было приравнивание диплома по белке к диплому по соболю, равно как приравнивание диплома по боровой дичи к диплому по лосю. Ни один охотник в промысловых районах не будет портить лайку, обнаружив в ней склонность хорошо работать по соболю, лосю, стреляя с ней белку, а тем более тетерева. Тетерев, как только взматереет молодняк, не выдерживает полайку, и можно целый день потерять с лайкой, перегоняющей табун косачей по кедрачу. Охотнику это экономически не выгодно и он всячески старается подавить поползновения лайки подлаивать косачей.

Если же охотник, в зависимости от охотничьих угодий и личного опыта, имеет возможность добывать лося, он, обнаружив склонности лайки к работе по этому зверю, будет всячески их поощрять. Если же в силу каких-то обстоятельств ему лосятница не нужна, она всегда будет востребована другими охотниками. Мнение о том, что из любой лайки можно сделать лосятницу, нужно признать крайне ошибочным. Хорошие лосятницы редки, и это качество чаще наследуемо.

Старые охотники говорили: "...на белку охотится кто хочет, а на лося кто может...".

Наверно, редки случаи в истории, когда какая-либо порода испытала на себе такое кардинальное изменение условий жизни, как лайка. Из полудикого существования, будучи постоянной спутницей таежного следопыта, она за короткий срок оказалась пленницей балконов, гаражей, сараев. В прежней жизни лайка северных народностей большую часть года сопровождала хозяина и не знала поводков. Рядом с охотником у нее выработалась сообразительность, постоянная готовность сотрудничать с вожаком (т.е. охотником). Поэтому лайка работает не "когда хочу", а "когда надо", и не "сколько могу", а "сколько надо".

Теперь лайка в городе постоянно испытывает дефицит общения с хозяином, с членами семьи. Перестройка и наступившие с ней новации еще больше ухудшили ее положение. Отсутствие спроса на меха, дороговизна транспортных услуг вынудили многих любителей лаек отказаться от поездок в северные области России. Прокорм лайки для многих людей стал неразрешимой проблемой.

Между тем, мы стали свидетелями того, как наши улицы наводнились мастиффами, стаффордами, хаски и шпицами. Для прокорма этих собак, оказывается, есть хорошие заморские корма, для транспортировки - иномарки, а для выставок отводят лучшие спортивные комплексы и павильоны. Наши ценнейшие породы охотничьих собак, являющиеся культурным наследием многих народов, для восстановления которых потребуется многие десятилетия, а то и столетия, влачат жалкое существование. Плохо владельцам, плохо собакам. Восточный философ А. Самарканди сказал: "Дерево, как бы мощны и крепки ни были его корни, можно выкорчевать за какой-нибудь час, но нужны годы, чтобы оно стало плодоносить...". Что к сказанному можно добавить?

Государственные ведомства и Росохотрыболовсоюз от решения проблем охотничьего собаководства практически отмежевались. Что происходит с лайкой как с породой сейчас? Она быстро становится спортивной собакой. С каждым годом набирают значимость шоу-состязания по подсадным видам. О культуре охоты, о первоначальном назначении лайки напрочь забывается, новое пополнение лаечников (а им решать судьбу лайки как породы) ориентированы на зверовых лаек, т.е. опять состязания на подсадных видах зверей. Те же из более состоятельных владельцев лаек, кто имеет желание охотиться с лайкой (но не зная культуры охоты с ней), охотятся в лучшем случае облавным способом, в худшем стреляют с подъезда из нарезного оружия, "не отрывая зада" с сиденья. Весь смак охоты определяется значимостью зверя, его весом, быстротой и легкостью добычи, и пальбы из дорогого оружия.

Виновато ли новое поколение лаечников, что им не прививается культура охоты с лайкой, что не знают романтику таежных скитаний с лайкой тет-а-тет?

Кто виноват в том, что зверю практически не оставляется шанс на выживание (нарезное, скорострельное оружие, стрельба с подъезда на автомобиле, снегоходе, тракторе и т.д.). Кто должен передавать старые традиции добывать зверя в честной борьбе, бережно и с уважением относиться к гордости российских угодий - лосю, что случаи безуспешных охот не должны приводить в уныние? У новых "зверовых" охотников с лайкой охоты скоротечны: быстрый отстрел хоть каким способом, фотографирование около лося (кабана, медведя) обязательно с лайкой (роль которой в добыче зверя чаще всего сводится к абсолютному нулю).

Думается, что утрата традиций культуры охоты касается всех охотничьих собак у нас, но культура охоты с лайкой теряется быстрее. В чем причины? Первая причина, видимо, в том, что лайка очень универсальная и пластичная порода, ее легко можно приспособить к охоте, ранее ей не известной. Вторая причина в том, что очень скудно описание охоты с лайкой в охотничьей литературе. Если человек с детства зачитывался об охоте с легавой по красной дичи, или на зайца с гончей, и если это воспето ценителем красоты нашей природы, красоты работы собаки, передана поэтичность охоты, конечно, это западет в душу на всю жизнь. И человек будет всегда стремиться к этим охотам. О красоте охоты с лайкой написано не много, и все это рассыпано в редких охотничьих изданиях, в охотничьих журналах преимущественно довоенного издания. А между тем, охота с лайкой очень спортивна, эмоциональна, требует огромных напряжений сил: умения ориентироваться в лесу, ночевки под открытым небом. Все, кто долгие месяцы жизни проводил на промысле с лайкой, сопряженном с трудностями и суровыми испытаниями, всегда с любовью и теплотой вспоминают о помощниках по риску и годах жизни в тайге. Охота с лайкой, бесспорно, романтична. Кто должен убедительно показать молодому поколению лаечников, что прелесть охоты с лайкой заключается не только в "застреленных" килограммах мяса, а в том как работает лайка, насколько ее участие сказалось на результативности охоты.

Конечно, время перестройки отторгло большой слой населения от охоты с лайкой. Эта часть лаечников была лучшей в смысле сохранения традиций охоты с лайкой, знания правильного ведения породы.

Сейчас, когда мы отметили пятидесятилетие принятия стандарта на породы отечественных лаек, закономерно бы подвести некоторую итоговую черту и задаться вопросом:

  • Все ли задачи, задуманные в 1947 г. при стандартизации лаек в СССР, мы решили?
  • Какие задачи в ведении породы возникали за полувековой период заводского разведения?
  • В каком направлении вести селекцию лаек сейчас?

    Задача, которая ставилась институтом ВНИОЗ в 1947 г. при принятии стандартов, безусловно, решена. Сейчас в России есть 4 породы отечественных лаек. Они по рабочему досугу пока удовлетворяют и таежного промысловика, и городского охотника-любителя. Но было бы непростительной ошибкой, если бы наши отечественные охотничьи лайки начали деградировать, сдавая позиции, прежде всего, в рабочем досуге. Первопричина видится нам в разрыве с промысловыми районами, разрыв с промыслом.

    Лайка, как уже отмечалось выше, все больше и больше переходит в разряд выставочно-спортивной породы. Мы занизили планку требований к рабочим качествам лайки. В первую очередь, в этом повинны эксперты по породам и люди ведомств, в какой-то степени ответственные за породы отечественных собак.

    Разбор современных печатных публикаций о лайке не оставляет сомнения в правдивости вышесказанного. В отличие от советских времен, в изданиях и публикациях о лайке сейчас дефицита нет. Пишут все, как говорится, кому не лень - лаечники, эксперты по лайкам и чиновники от охотничьего собаководства. Пишут о лайке дратхааристы, эксперты по норным собакам. Видимо, все пишущие свято верят, что они могут о лайке сказать больше, чем рядовой лаечник. Прежде чем посмотреть некоторые статьи и печатные публикации, хотелось бы напомнить написанное Н.В. Гоголем: "Ничто так не вредит вере, как это делают неумелые и яростные защитники бога".

    Возьмем для рассмотрения книгу "Лайки и охота с ними" (Э.И.Шерешевский, Свердловск 1965 г.) Бесспорно, книга хорошая и написана человеком, заслуживающим всяческих похвальных слов за внесенный вклад в образование пород лаек, но, как говорится: "Дьявол кроется в деталях". Есть в книге моменты, с которыми невозможно согласиться.

    Ссылаясь на труды уральского охотоведа Г. Демидова, автор вышеупомянутой книги пишет: "Средняя добыча охотника в зависимости от охотничьих качеств лайки резко меняется. Если взять добычу с лайкой высоких охотничьих качеств за 100%, то при промысле белки с хорошей собакой добыча падает до 55-42 процентов, а при собаке среднего качества до 30-20 процентов. В то же время добыча при промысле без собаки составляет максимально всего только около двух процентов от добычи с отличной собакой". Такое соотношение добычи белки в зависимости от качеств лайки и сравнение суточной добычи без собаки, сделанные уважаемым охотоведом, очень сомнительны. Всем, кто знаком с промыслом белки с лайкой, известно, что добывается немало зверьков "пропущенных" или не обнаруженных собакой. Существует промысел белки без собаки, "на подслух", и такая охота без собаки довольно добычлива. Можно бы эти "ошибки" не заметить, если бы уважаемый Э.И. Шерешевский не упустил добавить оговорку Г. Демидова "относительно единичных, особо искусных промышленников, преимущественно из туземцев. Почти в каждом туземном селении имеется один-два старых опытных охотника, которые умеют добыть без собаки белку, соболя, кидуса, лося почти в том же количестве, что и с собакой" - согласитесь, это оговорка существенно меняет суть сравнительного анализа. Вообще, у разных авторов, пишущих о лайке, мы часто встречаем ссылки на труды Г. Демидова. Но почти всегда оказывается, что цитаты выбраны из контекста, оговорки и пояснения не приводятся.

    В трудах Г. Демидова есть еще одна оговорка, которая упускается при цитировании: "промысел с применением орудий лова (ловушек) в сравнение не входит". В книге "Лайки и охота с ними" Э.И. Шершевский ссылается на материалы А.В. Гейца: "В 1961 году из числа заготовленной пушнины было добыто с лайкой: в Хатангском районе 98%, в Братском районе 96%, в Киренском районе 80%, в Тайшетском районе 72%." Этот же автор указывает, что "в период 1961-1963 г.г. в Бурятской АССР добывалось с лайкой: Баунтовский аймак - белки 92%, соболей 71%; Северо-Байкальский - 90% белки, 50% - соболей". Согласиться с приведенными цифрами значит поверить очередной байке "о развесистой клюкве". Указанные районы Восточной Сибири являются промысловыми районами с длительной и суровой зимой. Основная добыча пушнины ведется всевозможными самоловными орудиями, а промысел с лайкой очень скоротечен, и добывают пушнину с ней без сомнения в меньших количествах, чем капканами, кулемками и т.д.

    А что о лайке пишут более современные авторы, так или иначе связанные с лайководством или иными охотничьими собаками? Возьмем книгу В.Г. Гусева "Охота с лайкой" (Москва 1978 г.) Мы не будем проводить полный разбор книги, написанной известным специалистом по норным собакам. В книге нет ни одного нового слова о лайке. Она имеет явно компилятивный характер. Но все же личный вклад автора в лайководческую мысль есть: "Среди западно-сибирских лаек можно встретить собак со сравнительно короткомордыми, широкими в черепной части головами, унаследованными от лаек Среднего Урала, а так же длинномордых узкоголовых поджарых потомков вогульских лаек...".

    Да будет известно автору, что предки западносибирской лайки - это отродья лаек народностей Севера - вогулов, остяков, частично зырян. Они все имели этническое названия, т.е. лайки Среднего Урала, о которых упоминает уважаемый автор, наверное, тоже вогульские отродья, т.к. Средний Урал - это родина и земля вогулов, они и сейчас живут в Ивдельском районе. Не следовало известному специалисту по норным собакам браться за разбор столь щепетильного специфического вопроса лайковедения. Свердловский центр разведения западносибирских лаек, школа судейства, имеющая давнюю историю, и сейчас ориентированы на разведение лаек с вытянутой формой головы, за что получают нередко критические замечания от экспертов других школ.

    Печатные труды В.Г. Гусева можно прочитать в "Вестнике охотничьего собаководства" №2 (1993 г., Москва). Здесь автор путает народности: эвенков с эвенами. Эвенки - тунгусы. Эвены - ламуты. Их разделяют огромные просторы, у них совершенно разные культуры, природные условия, быт и самосознание как этноса. А впрочем, для кинологов, живущих ближе к московской кольцевой - все малые народности Севера, живущие за Уралом - это анекдотичные чукчи. Путают уважаемые эксперты вогулов с вотяками, а остяка - ханта представляют разными народностями. Конечно, это глубокое неуважение к нашим малым народностям, давшим нам свои замечательные отродья лаек.

    В.Г. Гусев пишет далее: "Ограниченность исходного материала, а порой и недостаток специальных знаний вынуждали прибегать к межпородным скрещиваниям. В результате на рингах выставки 1946 г. был представлен довольно пестрый конгломерат лаек...". В заключении статьи В.Г. Гусев пишет: "Восстановление национальных пород лаек на основе сохранившихся на местах, хотя и метизированного поголовья - вполне возможно в свете возрождения национального самосознания". Интересно, как бы хотел автор возродить эвенскую (ламутскую) лайку, разыскивая ее "метизированное поголовье" вместо берегов Камчатки в тунгусской тайге Красноярского края?

    Все прогрессивные эксперты считают, что абсолютная заслуга Э.И. Шершевского и института ВНИОЗ в том, что были своевременно приняты стандарты на отечественные породы лаек. Говоря словами вождя: "промедление было смерти подобно". Смешивание между отродьями лаек тогда принимало неуправляемый характер. Это, так сказать, к вопросу о "восстановлении национальных пород лаек".

    Теперь посмотрим, как современные ведомственные руководители, ответственные за охотничье собаководство, вносят свой "вклад" в сохранение культуры ведения пород лаек. Каталог 2001 г. "Российская выставка охотничьих лаек", посвященная памяти А.Т. Войлочникова, г. Киров.

    В предисловии каталога президент РФОС А.А. Улитин перечисляет имена "конкретных людей, внесших вклад в лайководство".

    "Мы должны помнить и чтить людей, внесших огромный вклад в лайководство, таких, как А. Ширинский-Шихматов, М. Дмитриева-Сулима, И. Вахрушев, М. Волков, Н. Смирнов, Э. Шерешевский, Ф. Крестников, Б. Шныгин, А. Гейц, С. Лобачев, П. Беляев, В. Григорьев, Д. Фуртов, Н. Полузадов, И. Перелъмитер, В. Лобаченков, Ю. Антонов. И в этом ряду особо отметить А. Войлочникова".

    Коль посвящена памяти наших выдающихся предшественников, казалось бы более бережно отнестись к ним ушедшим, не обидеть кого-то, ибо они не могут себя уже защитить.

    Почему президент РФОС не упомянул выдающихся специалистов по лайке: К.Г. Абрамова - обследовавшего лаек Приморья, автора книги "Промысловая лайка Приамурья", ученого-биолога, специалиста по промысловым зверям, оставившего бесценные фотографии лаек Приморья?

    Нет упоминания о М.А. Сергееве, который лично комплектовал питомник ВНИИОЗ лайками Помоздинского питомника. Удачный профессиональный отбор, сделанный Сергеевым, во многом предопределил будущее двух основных отечественных пород лаек - русско-европейской и западносибирской.

    Не упомянут А.П. Мазовер, на книгах которого учились и учатся многие поколения экспертов, который в военные годы отбирал лаек в питомник "Красная Звезда". Эти лайки, особенно Таежник и Сударь, вместе с лайками питомника ВНИИОЗ составили основу породы западносибирской лайки.

    Нет в этом списке П.Ф. Пупышева, который в Центральной России после А. Ширинского-Шихматова был ведущим специалистом по лайкам. Он же в предвоенные годы (1936) написал одну из лучших по лайкам книгу "Северные промысловые собаки".

    Нет среди упомянутых людей, внесших ощутимый вклад в лайковедение, Ю.А. Ливеровского, который, будучи участником научно-охотоустроительной экспедиции по Северо-Западным волостям и уездам России, собрал ценнейшие сведения об охоте с лайкой, ее роли в жизни сельского населения. В 1931 году им написана и издана книга "Лайки и охота с ними".

    Имена упомянутых людей ни в коем случае не должны быть преданы забвению. Это их заслуга, что лайка сохранилась, что она обрела новую жизнь, трансформировавшись в заводские (культурные) породы.

    Да простится чиновнику эта погрешность, выразившаяся в неуважительном отношении к нашим заслуженным предшественникам. Думается, что за него и писал какой-нибудь московский референт (судя по тому, как много упомянуто московских экспертов, заслуга которых сводилась только к работе на выставках и испытаниях).

    Посмотрим некоторые публикации современных специалистов о рабочем досуге лайки. Не очень хочется ворошить улей, обретая недругов, но как говорили древние: "Платон мне друг, но истина дороже". Читаю статью эксперта Всероссийской категории Л.В. Кречетовой "Охотничье собаководство России" "Об универсальности лаек".

    Цитирую: "Мне приходилось слышать от коллег-экспертов, что существуют собаки, способные хватками остановить и удержать на месте лося. Не буду спорить, хотя я и очень сомневаюсь, что такое возможно, и сама таких собак не встречала.

    Хотелось бы к вышесказанному добавить следующее: 1) Лось под собакой если и стоит, то сообразуясь только со своими желаниями, т.е. по своей воле, а не по воле собаки. 2) Диплом, наверно, можно дать любой степени, только бы лайка осталась жива. И если она в работе показала комплекс элементов, необходимых хорошей лосятнице: широкий мастерский поиск в отрыв от охотника, обнаружение и начало полайки от охотника на таком расстоянии, чтобы лось (обладая изумительным слухом) не подслушал присутствие человека, вязкость, необходимую для успешной охоты. При облавной (загонной) охоте лайка ничего этого не сможет показать.

    Вообще культура охоты на лося с лайкой предполагает охоту не шумную, а осторожную, лучше всего одного человека. Зверовщики Урала и Сибири для бесшумного скрадывания зверя, облаеваемого лайкой, иногда пользуются меховыми чулками, которые до ответственного момента носят в заплечных крошнах, понягах или просто за пазухой. (Примечание: чулки шьются, как правило, из шкур собак, которые плохо работали или которые хотели попробовать хватками остановить сохатого). Вообще не нужно часто употреблять слово "хватка". У лайки очень здоровый инстинкт самосохранения - это ее один из породных признаков. Обычно лайка бросается на зверя делать "хватки" после выстрела, т.к. она всегда уверена в том, что выстрел поражает зверя, она, видимо, не может понять, что бывают выстрелы, совершенно не причиняющие вреда зверю. Говоря о поведении лося при встрече с собакой, опытные охотники приходят к мнению, что лось не очень боится собаки, если только не замечает, что она в "компании" с человеком.

    Поэтому перед охотой зверовщики на ночь привязывали собаку подальше от жилища, в процессе охоты старались к себе близко собаку не подпускать и не трогать ее - оберегая от запахов человека.

    Рассмотрим еще одну публикацию. Журнал "Охотничьи собаки" № 1 за 2003 год, рассказ "Кабана жалко". Из описания охоты видно, что лайка напускалась на след кабана. Кабан был выставлен загонщиками на номер, где и был отстрелян.

    Лайка же, не показав даже слабую работу на низкий диплом, была расценена на диплом I степени по кабану. Хотелось бы услышать объяснения участвовавших на этой облавной охоте экспертов - на каких основаниях собаке дается такой высокий диплом. Рассказ называется "Кабана жалко", а думается, и породу тоже.

    В руках опять каталог Российской выставки охотничьих лаек 2001 год, г. Киров. На внутренней стороне второго листа обложки помещена фотография ныне покойного P.P. Потокера. Видно, что время года весна, но в руке уважаемого эксперта рябчик - парная (моногамная) птица. Весной рябчика стрелять абсолютно аморально, в другой руке серый гусь, а рядом лайки. На кого и как охотился с лайками уважаемый P.P. Потокер? Чья вина, что такая фотография попала в печатное издание? Свобода печати, бесспорно, положительная сторона нашей жизни, но благодаря абсолютной бесконтрольности в печатные издания попадают сцены браконьерства, бескультурья охоты с собаками, а это извращает представление о традициях правильной охоты.

    Есть в обращении среди лаечников фотография всеми уважаемой Л.В. Ушаковой. На снимке она запечатлена в темнохвойном лесу с ружьем и лайкой, видимо, в начале осени, т.к. трава еще не пожухла, листья с деревьев только начали опадать. Уважаемая Л.В. с неприкрытой головой, поэтому можно предположить, что еще тепло. По сюжету очень похоже, что самое время собирать грибы, но подпись на фотографии следующая: "Л.В. Ушакова на белковье с Ушкой в Архангельской области". Такие ляпсусы можно бесконечно перечислять. Все это результат утраты культуры охоты с лайкой, а значит, и утери культуры ведения породы.

    Руководитель РФОС проявляет неуважение к людям, внесшим большой вклад в лайководство, а эксперт высокого ранга рассуждает, что лайка в загоне может работать по лосю с хватками, только номера нужно правильно поставить. Эксперты из г. Королева дают лайке диплом (в загонной охоте на кабана) высшей степени, а спрашивается, за какие заслуги? О фотографиях во всевозможных изданиях и говорить не хочется, человек, тянущийся к классической (т.е. традиционной промысловой) охоте с лайкой сразу на фото заметит факты браконьерства и "грязной" охоты. Не счесть примеров, где на фотографиях то гордо позируют с мощным карабином с оптикой и "добытым" соболем, то из-под охотничьего свитера виден галстук, а "охотник" гордо попирает ногой тушу зверя, которого, чтобы добыть с помощью лайки, надо попотеть порой не один и не два дня. Мы привыкли к обесцениванию прежних ценностей. Неужели в ряду с этим мы не заметим и утеряем ценнейшие свойства наших лаек - в недалеком времени аборигенных промысловых собак. Неужели наши породы лаек ждет участь шпицев Европы? Ведь потеряв ценнейшие качества промысловой лайки у своих пород, мы за производителями за рубеж не поедем. Там их просто нет. Наши лайки уникальны.

    Возможно, лайки не так уж сильно поражены ржавчиной деградации рабочих качеств, необходимых промысловой собаке. Научного подхода к этой проблеме нет. Нужно бы продолжить работу по изучению лайки в условиях промысла. Задача эта решалась в доперестроечные времена институтом ВНИИОЗ. В частности, живую связь с промысловыми районами имели авторы книги "Лайки и охота с ними" Войлочниковы, оба сотрудника ВНИИОЗ. Многочисленные письма шли к ним от штатных охотников Госпромхозов с самой объективной и беспристрастной оценкой лаек. Если мы хотим сохранить охотничью лайку как культурное наследие многих малых народностей Севера, эту связь необходимо восстановить. В городе для изучения и дальнейшего познания лайки, психологии ее, скрытых свойств тоже непочатый край. У некоторых людей существует представление, что лайка непонятлива, неуправляема. Это глубочайшее заблуждение. В начале 70-х годов в Свердловске эксперт по лайкам B.C. Зубарев демонстрировал дрессировку лайки, вывезенный с Северной Сосьвы. По улицам большого города он ходил, не пользуясь ни ошейником, ни поводком - Зея беспрекословно все понимала и постоянно следовала шаг в шаг, не отставая от хозяина. Несмотря на то, что предки наших лаек 30-100 лет живут в городе, в ней много еще неизученного, многие ценные ее свойства нами забываются в силу отчуждения ее от классических способов охоты. Как сохранить лайку с ее комплексом замечательных качеств?

    Опять мы задаемся вечным российским вопросом: "Что делать?" Следовало бы усилить требования к экспертам-судьям и при аттестации их на право судейства лаек на испытаниях. Думается, не каждый городской "зеленый" эксперт, вставший на стезю эксперта судьи, имеет право оценить работу лайки по соболю или лосю. Знатоки охоты с лайкой едины во мнении, что лайка в полную силу начинает работать лишь на третий сезон интенсивной охоты. Первый и второй сезоны она набирается опыта, специализируется. После третьего сезона охоты считается, что лайка достигает потолка совершенства в работе, т.е. если она талантлива, она может быть награждена высшим дипломом I степени. А сейчас становится обычным, когда лайка в один-два года имеет набор высоких дипломов по разным видам охотничьих зверей и птиц. Правила испытаний по редким видам, на поиск которых с отличной лайкой уходит порой по нескольку дней, необходимо привести в соответствие, пересмотреть. Особенно по лосю, кабану, соболю (кунице). Невозможно проверить по лосю правильность поиска, вязкость, мастерство и другие элементы за два часа.

    Много проблем с публикациями по лайкам. Прилавки наводняются "трудами" всевозможных авторов по лайке, не видевшим таковую кроме как на выставке. Как уберечь новых лаечников от трудов таких "авторов", с цирковой ловкостью добывающих из-под лайки все, что шевелится, вплоть до медведя?

    Наверно, нужно всячески пропагандировать культуру (традиционной) охоты с лайкой.

    Было бы неплохо, как это сделано в некоторых странах, запретить охоту без собаки. В частности, запретить охоту на лося, кабана, глухаря без участия лайки. Вообще запретить охоту с нарезным оружием, т.к. владельцами такового, как правило, бывают люди, не любящие ходить, не любящие природу. А смысл охоты для них - пострелять по живому объекту. Запретить охоту с вышек. Увеличить плату за разрешение на отстрел ценных зверей (являющихся традиционным объектом охоты с лайкой) охотникам, не имеющим лаек.

    Впрочем, для решения проблем сохранения охотничьего досуга отечественной лайки, видимо, потребуется много других мер. Цель же автора выступления - обратить внимание на проблему, не должно случиться так, чтобы отечественные лайки потеряли ценность промысловой собаки. Хотя бы на том этапе, пока живы мы, здесь присутствующие.      Григорий Насыров   
  •  
    Фотогалерея
    Смотреть...


    Смотреть...


    Смотреть...


    Смотреть...


    Смотреть...




    powered by
    datso.net